Как измерить коррупционные риски в сфере обороны

Среда, 18 Июнь 2014

В этом выпуске «Коррупции на Дожде» мы будем говорить о коррупции в сфере обороны. Эта тема у нас, очевидно, и бесконечная, и актуальная. Даже если оставить за скобками дело «Оборонсервиса», то там, похоже, наберется материала на неисчислимое количество наших передач. Вот и намедни прилетела новость.

«РиаНовости», Москва, 24 января: Полицейские выявили факты многомиллионных хищений бюджетных средств, выделенных Ракетным войскам стратегического назначения Вооруженных сил на рекультивацию шахтных пусковых установок, сообщило МВД РФ.

Это проблема не только России, но и вообще всех стран, где существует армия. Так уж устроены эти расходы на оборону — высокий уровень секретности это низкий уровень прозрачности и высокие коррупционные риски. При этом уровень антикоррупционных стандартов все же отличается от страны к стране. И как раз сегодня наши коллеги из «Трансперенси Интернейшнл -Великобритания» опубликовали очень интересное исследование — индекс коррупционных рисков в оборонной промышленности. В нем они оценили уровень прозрачности и раскрытия информации в оборонных секторах 82-х стран. И на эти 82 страны приходится 94 процента расходов на «оборонку» в мире.

Этот индекс составляется в первый раз, так что давайте остановимся на нем поподробнее. Эксперты оценивали коррупционные риски в четырех категориях. Это политические и финансовые коррупционные риски, коррупционные риски в сфере кадровой политики, риски при выполнении операций и коррупционные риски в сфере торгов. При этом каждая из стран имела возможность предоставить свои комментарии. Но отчего-то этой возможностью воспользовались лишь 14 стран, и России среди них нет.

Может быть, у нас результаты настолько хорошие, что и комментировать нечего? Это смотря что считать хорошими результатами. Они у нас так себе, мы оказались в группе «D», в группе стран с высокими коррупционными рисками. Интересно, что таких же как мы оказалось настолько много, что всю большую группу «D» пришлось поделить пополам, на «D+» и «D-». У нас — «D-».

Но все могло быть еще хуже ведь есть группа стран «E», с очень высоким риском коррупции, а есть группа стран «F», с критическим уровнем коррупционных рисков. Правда, в этот список попали ну совсем «специфические» страны — Алжир, Ангола, Египет, Камерун, Ливия, Сирия и так далее.

Нам есть куда стремиться, ведь нашлись в мире 2 страны, которые попали в препрозрачнейшую группу «А» (Австралия и Германия), а также есть 7 стран, которые вошли в просто прозрачную группу «В» (Великобритания, Норвегия, Австрия, США, Южная Корея, Тайвань, Швеция).

Но это ситуация в целом. А если заглянуть поглубже? Где конкретно у нас возникли проблемы? Слабых мест набралось изрядно, здесь и призыв, и прозрачность финансирования текущей деятельности, но один аспект нас волнует особо — наличие системы защиты заявителей о коррупции. У нас ее нет. Совсем. И в итоге те, кто заявляют о фактах коррупции, сами оказываются подозреваемыми во всех смертных грехах. Возьмем, к примеру, сильно нашумевшее в свое время дело Игоря Сулима, летчика, инструктора липецкого авиаотряда:

17 мая 2011 года летчик-инструктор Лицепцкого центра боевого применения и переучивания летного состава Игорь Сулим опубликовал у себя в блоге открытое письмо министру обороны, главкому ВВС, генпрокурору и главе Следственного комитета. В письме он рассказал о сложившейся системе поборов с летчиков, которую выстроило командование части. До этого прямые обращения в органы прокуратуры не привели ни к каким результатам, более того, командиру части, на которого жаловались офицеры, стразу же становились известны имена жалобщиков. За 2 месяца в отношении Игоря Сулима было инициировано 6 административных расследований (среди них разглашение государственной тайны и обсуждение приказов командира) и объявлено два выговора.

Но Игорю еще повезло. После вмешательства главного военного прокурора, все дела в отношении него закрыли, выговоры признали недействительными, а в отношении руководителей его части возбудили уголовные дела, которые сейчас находятся в суде. Правда, Игорю Сулиму все равно пришлось уйти из армии, официально по причине здоровья.

Получается вот такой тупик — если сообщать о фактах коррупции как положено, тихонечко в прокуратуру, то скорее всего вообще ничего не изменится. А если же громко, то это сразу же разглашение государственной тайны и обсуждение приказов командиров. Именно для того, чтобы такого не было, нормальные страны создают специальные механизмы защиты заявителей о коррупции. А у нас их нер ни для гражданских, ни для военных.

Ну, что мы все о плохом, да о плохом. Давайте о хорошем. Эксперты очень высоко оценили уровень прозрачности наших торгов. Правда, только в той части, где они публикуются, а у нас треть бюджета Минобороны вообще секретна. А ведь всем известно, что там, где секреты, там, скорее всего, и коррупция. Хотя, как показывает наш опыт, эти секреты — так себе секреты. И мы рано или поздно все равно все узнаем. Правда, не от самого оборонного ведомства, а из информационных сообщений следственных органов. И получается у нас вот такая вот прозрачность пост-фактум.

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»