Как Chrysler до уголовных дел довели

Среда, 18 Июнь 2014

С вами вновь «Коррупция на Дожде». Сегодня мы снова поговорим про автомобили. И еще немного – про чудеса.

Но начнем с автомобилей. История эта тянется уже очень давно, и многие из вас о ней, конечно же, слышали. Речь идет о деле «Daimler». Дело в том, что по американским законам, если какая-то компания дала взятку даже где-то в далекой стране, то отвечать ей придется перед американской Фемидой. Если это, конечно, вскроется.

Закон этот называется FCPA — Foreign Corrupt Practices Act. А его британский аналог – UK Bribery Act. По этим законам, компании, попавшиеся на взятках за рубежом, платят чудовищные, многомиллионные – и в 100, и в 200 миллионов – штрафы в бюджеты США и Великобритании. И вот в 2010 году, впервые в практике FCPA случилось дело, событии которого происходили на территории нашей страны.

В 2010 году корпорация «Daimler Chrysler» признала себя виновной в том, что платила взятки и иные нелегальные платежи должностным лицам в десятках стран. В том числе, и в России. Общая сумма штрафов, которые заплатила корпорация, составила 185 миллионов долларов. В рамках соглашения был опубликован список госорганов, сотрудникам которым российское представительство копании «Daimler» платило откаты за получение контракта на поставку автомобилей. В этот список входят: гараж особого назначения Федеральной службы охраны России, Министерство обороны России, Министерство внутренних дел России, а также мэрии Москвы, Уфы и Нового Уренгоя.

И как только эта информация стала известна, поднялся вселенский шум. Ну вот оно, доказанное – пусть и в иностранной юрисдикции — дело о взятках. Вот-вот, прямо сейчас мы узнаем, кто же эти коррупционеры! Но не все так просто. Хотя совершенно непонятно, отчего оно так не просто. Ведь в материалах дела, полученных нашими правоохранителями от Департамента юстиции США, четко указывается – кто, когда и в каком объеме получал средства от «Даймера». Тем не менее почти 3 года спустя от наших следственных органов, в лице господина Маркина, мы слышим примерно следующее:

Реализация этого материала была довольно интересная, и в принципе сотрудничество с нашими иностранными коллегами было достаточно хорошим. В результате есть уголовное дело и фигуранты (подозреваемые). Уголовное дело пока в производстве и сейчас рано говорить о конкретике.

Кажется, мы это уже когда ты слышали… Запись интервью «Русской службе новостей» от 18 января 2012 года:

Юрий Будкин, ведущий: «Очень много вопросов по поводу дела «Мерседеса» или дела «Даймлера». В каком состоянии это дело сейчас?»

Владимир Макаров, руководителя отдела по контролю за расследованием преступлений коррупционной направленности СК РФ: «Расследуется. Есть обвиняемые. Более подробно еще рано говорить, но активно расследуется».

Видимо, это уже традиция такая – раз в год, в январе, мы с мужиками собираемся и вспоминаем про дело «Даймлера». Беда в том, что постепенно истекает срок давности по некоторым эпизодам. Еще парочка таких январей – и шумное дело с блестящими следственными перспективами просто уйдет в никуда.

Так, как это уже случилось с другим шумным делом о томографах в Омске.

5 октября 2012 года Центральный районный суд Омска прекратил уголовное дело в отношении бывшего министра здравоохранения Омской области Юрия Ерофеева, обвиняемого в халатности при закупке томографов. Как сообщила агентству «Интерфакс-Сибирь» старший помощник руководителя следственного управления СКР России Лариса Болдинова, суд прекратил уголовное дело в связи с ИСТЕЧЕНИЕМ СРОКА ДАВНОСТИ.

И если дела закроют, то нам будет явлено настоящее чудо – взяткодатель есть, а взяткополучателя нет. Доказано, что деньги кто-то кому-то дал. Но при этом кто этот кто-то – никому не известно. Разве это не чудо? К сожалению, похоже, что такие чудеса на наших просторах совсем не редкость.

Вот, например, прекрасный город Волгодонск. В нем в 2008 году предпринимателя Веру Симонову осудили за мошенничество. При этом при допросах она дала подробные показания об откатах, которые отдавала директору интерната № 14 для детей с ограниченными возможностями Татьяне Воронько, которая по совместительству является депутатом городской волгодонской думы:

При получении мною денежных средств в банке я половину от этого платежа отдавала через главного бухгалтера Ирину Владимировну для директора Воронько Татьяны Леонидовны. Примерно в 2007 году было передано Воронько Т. Л. через главного бухгалтера школы-интерната № 14 около 1 миллиона 800 тысяч рублей. С моих слов записано верно, мною прочитано. Симонова Вера Александровна.

Надо полагать, следствие тут же вцепилось в эту информацию, ведь дело касается детей-сирот! А наше государство вроде бы все делает, чтобы их защитить!

Поначалу все было именно так. Но следствие было недолгим:

По фактам, изложенным Симоновой, был выделен отдельный материал, так как усматривались признаки преступления со стороны руководства детского дома, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела были проведены обыски в детском доме, изъята документация, но все материалы неожиданно запросила прокуратура. В итоге было вынесено решение, что обыск ОБЭПа был проведен с нарушениями, а все материалы проверки были добыты незаконно. В результате пришлось написать отказ в возбуждении уголовного дела, так как доказательства по факту отсутствовали.

Стало быть, нам снова было явлено настоящее чудо. Взяткодатель заявляет – вот же, я же заплатил! Но при этом, с точки зрения закона, никто ничего не получил. И вообще, никаких взяток не было. Такие вот чудеса на следственных виражах!

Вот это вот называется «политической волей в борьбе с коррупцией»?

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»