Есть эффективный способ борьбы со взяточничеством!

Пятница, 18 Январь 2013

Президент России В. Путин в выступлении перед журналистами в Ленинградской области, отметив озабоченность многих людей проблемой коррупции, сказал:

«Я думаю, что вряд ли кто-нибудь из тех, кто обращает на это внимание, могут предложить эффективные способы борьбы с коррупцией».

Конечно, предложить всеобщее чудодейственное средство преодоления коррупции во всех ее проявлениях невозможно, особенно, когда она разрослась до гигантских размеров и проникла во все сферы деятельности государства, охватила почти весь государственно-чиновнический аппарат, подключила к соучастию во взяточничестве весьма значительную часть населения страны.

Для полного преодоления коррупции потребуется проведение глубоких политических и экономических реформ, а главное – повышение на совершенно другой уровень нравственно-правового воспитания населения, ужесточение ответственности должностных лиц, чтобы в голову никому не приходили идеи коррупционного мошенничества, мысли о даче и получении взяток.

Достижение такого глобального результата для современной России – дело неблизкого будущего, но уже сейчас, на данном этапе развития страны (как, впрочем, и в б. СССР 25–30 лет назад), есть возможность добиться существенного успеха в борьбе со взяточничеством прежде всего на бытовом уровне и на уровне мелкого и среднего бизнеса, где коррупция, в среде наименее защищенного от чиновничьего произвола населения, особенно распространена.

Как это сделать? Какие средства или «способы», по выражению Путина, можно или необходимо использовать для достижения поставленной цели?

Эти средства находятся в сфере правового регулирования ответственности за взяточничество. Они не потребуют особых материальных затрат и ужесточения ответственности, а скорее наоборот: принесут в конечном счете существенную экономию государственных средств и освобождение от уголовной ответственности значительной части населения, вовлеченного во взяточничество.
Важно только, чтобы высшее руководство страны осознало необходимость использования этих средств, придало им силу закона и обеспечило повсеместное его соблюдение.

Суть моих предложений заключается в необходимости решительного разрыва созданной действующим законодательством цепи круговой поруки, неразрывно связывающей и сплачивающей всех участников процесса взяточничества. Всей силой государства и общества следует ударить по главному звену цепи взяточничества – по взяткополучателю, освободив при этом от уголовной ответственности тех, кто дает взятки. Тогда вся цепочка, вся преступная конструкция взяточничества распадется, рассыпется.

Для реализации этих предложений требуется коренной пересмотр действующего законодательства о взяточничестве. Необходимо изменить стратегию правого противодействия взяточничеству, исходящую из признания почти равной виновности дающего и берущего взятку.

Перед более подробным рассмотрением этого вопроса – для установления доверия и взаимопонимания с читателем – краткая информация об авторе этих строк.

Научной разработкой различных проблем общей теории правовой ответственности я занимаюсь уже пятьдесят лет, со второго года пребывания в очной аспирантуре (1962г) по специальности «Теория государства и права» при институте Философии и права АН УзССР. В 1965 году по одной из проблем этой темы защитил кандидатскую диссертацию. В 1987 году опубликовал в ж. «Общественные науки в Узбекистане» (№ 7) статью с подробным обоснованием необходимости принципиального изменения законодательства о взяточничестве для обеспечения прорыва в борьбе с этим широко распространившимся в те годы преступлением.
В 1989 году по материалам завершенной работы над докторской диссертацией в Узбекистане была издана моя книга «Правовая ответственность как вид социальной ответственности и пути ее обеспечения», куда как небольшой раздел (стр. 111-123) полностью вошел материал указанной выше статьи о взяточничестве. К сожалению, до последнего времени и статья и книга, ввиду их ограниченного тиража, были мало доступны читателю. Однако сейчас эта книга есть в электронном виде в РГБ и свободна для всех пользователей интернета.

Анализ законодательства об уголовной ответственности за взяточничество в б. РСФСР, СССР и нынешней Российской Федерации показывает, что несмотря на часто вносимые в них изменения, общая тенденция сохранения строгой ответственности всех субъектов этого преступления – не менялась.

Самые большие меры наказания за взятки были предложены Лениным 4 мая 1918 года в записке Наркому юстиции Д. И. Курскому«не ниже десяти лет тюрьмы и сверх того, десять лет принудительных работ» («не ниже десяти лет тюрьмы» означало и возможность расстрела, что и практиковалось в те годы. Д.И.). Однако, в самом декрете «О взяточничестве», отредактированном и подписанным Лениным, наказание за дачу, получение и соучастие во взяточничестве устаналивалось – не ниже пяти лет лишения свободы с принудительными работами на тот же срок,- то есть менее жесткое, чем Лениным было предложено вначале.
В 1922 году, когда Советская власть окрепла, наказание за взяточничество было снижено, а главное, закон дифференцировал ответственность: получение взятки каралось лишением свободы до пяти лет, а при отягчающих обстоятельствах – от трех лет, вплоть до расстрела. Дача взятки каралась лишением свободы до трех лет (но при особых условиях наказание могло быть и строже).

В 1962 году в СССР уголовная ответственность за взяточничество была резко усилена: получение взятки каралось лишением свободы от трех до пятнадцати лет и даже смертной казнью; дача взятки – от трех до пятнадцати лет (расстрел предусмотрен не был). Однако существенного влияния на распространение взяточничества эти драконовские меры не оказали. По уголовному кодексу РФ (в 2003 году) ответственность за взяточничество была значительно снижена и разбавлена разного рода материальной ответственностью.

С 1921 года в российское (РСФСР), а позднее в законодательство СССР и РФ вошли нормы о возможности освобождать дающего взятку от ответственности, если он своевременно заявил о даче взятки и содействовал раскрытию преступления.
Казалось бы – проблема уже решена, взяткодатель освобождался от ответственности, если он добровольно и своевременно… и т. д. (см. выше).
Однако никогда эта прогрессивная норма закона всерьез не срабатывала.

В чем же тут дело?

А дело в том, что не были приняты во внимание важные фактические и психологические стороны этой проблемы. Законодатель не учел, что взяткодатель, как правило, плохо осведомлен в вопросах права, что ему трудно сориентироваться в лабиринтах правовых норм, что, наконец, нет у него полного доверия к государству, которое не раз демонстрировало — через своих чиновников и судебную власть — несправедливость и непредсказуемость своих решений.
Логика взяткодателя приблизительно такова:

  • «у меня вымогали взятку, но я мог не дать ее, а все-таки дал – значит виноват и буду наказан»;
  • «у меня не вымогали взятку, я сам проявил инициативу и дал взятку, значит я больше всех виноват, а наказан не буду?»

Нет, не пойдет, не осмелится, как правило, пойти человек в этих условиях с добровольным признанием, если он знает, что за взятки вообще-то судят и судят очень строго.

Другое дело, если бы было общеизвестно, что к ответственности за взяточничество привлекается только принимающий взятку чиновник. Тогда число заявлений от давших взятку, несомненно бы умножилось, во многих случаях сработала бы обида на облеченного властью мздоимца, гнев за унижение, естественное желание изменить порядок, когда без взятки ничего добиться нельзя.

Но главное даже не в этом. Главное в том, что потенциальный, обладающий возможностью маневрирования взяточник, поймет, что в случае приема взятки он окажется под постоянной, реальной угрозой разоблачения со стороны взяткодателя, который сам-то от уголовной ответственности освобожден, и потому ничем серьезным в этом плане не рискует, в то время как его, взяткодателя, ответственность по закону остается чрезвычайно суровой.

Освобождение взяткодателя от ответственности необходимо не потому, что его не в чем упрекнуть, а только потому, что борьба со взяточничеством запущена, и требуются неординарные меры, чтобы временно, пока не будет достигнута неуязвимость должностных лиц к подкупу (естественно не только угрозой разоблачения и наказания) – поступиться меньшим, освободить от уголовной ответственности взяткодателя для достижения основной цели – резкого сокращения взяточничества в целом. (В необходимых случаях к взяткодателю могут быть применены меры общественного осуждения, дисциплинарные взыскания и т. п., но, с другой стороны, целесообразно законом предусмотреть в определенных случаях и возможность возврата взяткодателю переданной им суммы в благодарность за помощь следствию.)

Возникает вопрос: а почему же все-таки козлами отпущения предлагается сделать того, кто берет взятку, а не того, кто дает?

Дело в том, что получатель взятки и взяткодатель обычно резко отличаются друг от друга по положению в обществе, по своим правам, обязанностям и ответственности.

Взяткополучатель – это всегда должностное лицо. В уголовных кодексах СССР и РСФСР взяточничество как состав преступления всегда входило в главу «Должностные преступления», из чего уже логически следовало, что главная фигура взяточничества – это должностное лицо.
В уголовном кодексе РФ этой главы не оказалось, и статьи, предусматривающие ответственность за взяточничество, были включены в главу: «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления». Но при этом во всех редакциях статей о взяточничестве было сказано, что получателями взятки являются должностные лица.
Действующее законодательство РФ дает четкое определение понятия «должностное лицо». Это лицо «постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации».

Уже из этого определения понятна разница между должностным лицом, берущим взятку и тем, кто ее дает, то есть взяткодателем, который, естественно, не занимает столь особого положения как взяточник, а чаще всего, является рядовым гражданином или владельцем мелкого или среднего бизнеса. Необходимо еще отметить, что должностное лицо наделено государством специальным доверием и ответственностью выражать в своей деятельности политическую волю государства, его нравственные установки, заложенные в нормах права. Противоправная деятельность должностных лиц подрывает авторитет государства и доверие к нему со стороны граждан и общества, и, что еще хуже, оказывает разлагающее воздействие на всё население, постепенно воспринимающее дачу-прием взятки как естественную норму жизни.
Разве не очевидно при этом, что степень вины во взяточничестве должностного лица государственного аппарата и степень вины рядовых граждан, а также владельцев бизнесов (не об олигархах сейчас речь) – абсолютно разная?

Во взяточничестве, конечно, прежде всего виноваты взяточники, должностные лица государства, они сидят «наверху» и «правят бал», от них зависит все. Не будут они брать – не будет взяточничества. Не будут брать – не будут и давать.

Однако те, кто возлагает ответственность на дающего взятку, говорят: «не будут давать – не будут и брать». А как не давать взятку, если зачастую должностное лицо отказывает гражданину в его праве (или в его обоснованной просьбе), волокитит дело до тех пор, пока не надоумит «просителя» принести взятку в конверте? Конечно, скажет иной, можно не давать взятку, а идти жаловаться на бюрократа-чиновника. А к кому? Если вокруг полно таких же сочувствующих бюрократов,не желающих разоблачать своих коллег,
сотрудников,подчинённых. Да и нелегко доказать, что твои права нарушают, «тянут резину», напрасно гоняют по инстанциям и т. п. Уж лучше дать взятку- дешевле обойдется,-думает и поступает загнанный в угол гражданин, не обладающий на деле другой возможностью, кроме как подкупить, умилостивить чиновника.

Итак:

  1. В широком распространении взяточничества по большому счету виновато прежде всего само государство, не обеспечившее подбор и подготовку честных сотрудников государственного аппарата, невосприимчивых к получению взятки.
  2. Из всех субъектов взяточничества как состава преступления, то есть из тех, кто дает, принимает взятки или участвует в этом как посредник, соучастник,- в первую очередь, и несравненно более всех, виноват взяточник, то есть принявший взятку сотрудник государственного аппарата, должностное лицо, находящееся на службе у государства.
  3. Поэтому, как было обосновано выше, для серьезного и относительно быстрого успеха в борьбе со взяточничеством необходимо всю силу закона обрушить на главную фигуру взяточничества – на принявшее взятку должностное лицо, освободив от уголовной ответственности, как меньшее зло, всех лиц, причастных к его преступлению.
  4. Тогда цепь круговой поруки будет прервана, тогда взяточник окажется в одиночестве под реальной угрозой возможного в любой момент разоблачения, «выдачи» со стороны тех, от кого он получил взятку. В этой ситуации многие потенциальные взяточники, учитывая суровые меры грозящей им уголовной ответственности (а они должны быть ужесточены) – не посмеют брать взятки. Только тогда ситуация со взяточничеством в стране резко изменится к лучшему.

Между тем, как раз в последнее время в печати опубликовано несколько выступлений весьма важных должностных лиц, возглавляющих государственные структуры, призванные вести борьбу со взяточничеством. Они выступили с предложениями по сути дела прямо противоположными тем, которые обосновываются в данной статье.
Один из них – сенатор, председатель подкомитета по противодействию коррупции, доктор юридических наук Александр Савенков, ранее возглавлявший Главную военную прокуратуру России, предложил ввести более жестокие меры ответственности для граждан, дающих взятки. . По его идее «в борьбе с так называемой бытовой коррупцией надо пойти от обратногоот взяткодателя». «Мы должны поставить взяткодателя в угрожающе опасное состояние»,— заявил он. «Коррупции не будет тогда, когда общество, каждый гражданин откажется давать взятки.»

И еще интересную мысль высказал А. Савенков: «Сегодня взяткодатель освобождается от ответственности, если в отношении него имело место вымогательство или он об этом добровольно заявил… Думаю, это несправедливо. Взяткодатель должен бояться ответственности не только в момент передачи взятки, но и долго после того.»

Ну что сказать? Все тут правильно, но с точностью до наоборот.

Ранее в таком же ключе выступал и другой высокопоставленный работник правоохранительных органов, начальник Следственного комитета при МВД Олег Легунов. . Он тоже предлагал привлекать к уголовной ответственности взяткодателей, даже если они сами пришли с повинной, полагая, что современную коррупцию породили сами бизнесмены, развратившие чиновников.
К чести правоохранительных органов, надо отметить, что не все их руководители думают так, как А. Савенков и ему подобные.
Интересное сообщение сделал Генеральный прокурор России Юрий Чайка. Он отметил весьма серьезные недостатки в работе следственных органов и осудил их за «негативную практику формирования показателей борьбы со взяточничеством путем привлечения к ответственности в основном взяткодателей, многие из которых были спровоцированы на совершение преступления сотрудниками государственных органов.» Он высказал также серьезные претензии к качеству следствия по делам коррупционной направленности, указал на увеличение фактов незаконного прекращения преследования коррупционеров.

Чем вызвано такое чуткое, трогательное отношение следствия к чиновникам-взяточникам? Просто плохой работой или корпоративной солидарностью: максимально защищать «своих», а бить прежде всего по «развращающим» их взяткодателям?

Не на такую работу Следственного Комитета мы рассчитывали, когда в 70-80-х г.г. писали, настаивали на выведении следствия из аппарата прокуратуры для обеспечения его независимости от прокурорского диктата, полагая, что следственный аппарат при этом будет работать лучше, принципиальнее. К сожалению, что-то это не очень заметно. А прокуратура, хотя и критикует порой органы следствия, но по «принципиальным» вопросам, как в случае с депутатом Госдумы Г. Гудковым – выступает с ними солидарно, одним фронтом.
Но вернемся к позитивной деятельности прокуратуры. Таких фактов становится больше. Вот, например, совсем недавно, /см.»Взгляд» 22.06.12 / начальник управления по надзору за испольнением законодательства о противодействии коррупции Генеральной прокуратуры России Юрий Семин отметил, что институт освобождения от ответственности взяткодателя действует, и «это одна из форм, которые влияют на состояние и организацию борьбы с коррупцией.» Тем не менее, считает Семин, законодательство в этой сфере нуждается в совершенствовании. Он сообщил, что есть проект, обсужденный с Минюстом и Администрацией президента, «о мерах материального стимулирования лиц, добровольно заявивших о фактах коррупции». «Это, на наш взгляд, очень перспективная вещь»,— сказал Семин,— и выразил мнение, что рассмотрение жалоб на коррупцию должно быть выделено из общего порядка рассмотрения жалоб граждан.

Все это можно только приветствовать и надеяться, что изложенные в этой статье предложения 25-летней давности о нанесении нокаутирующего удара по взяточничеству, также будут реализованы.

Кстати, в те годы, в беседах со мной, они были одобрены в ВНИИ Института Прокуратуры СССР, в ВНИИ Советского законодательства Минюста СССР (у меня сохранилось письменное подтверждение) и в беседах со многими практическими работниками, в частности, со ст.следователем по особо важным делам при прокуратуре СССР Тельманом Гдляном. Но до реализации этих предложений в жизнь дело тогда так и не дошло.

Давид Бернштейн

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»