Турция: коррупция в рамках менталитета

Пятница, 31 Октябрь 2014
Изображение: Flickr|Asim Bharwani
Изображение: Flickr|Asim Bharwani

Вряд ли существуют страны, про которые можно сказать, что они целиком и полностью победили коррупцию. Но с ней борются во многих точках земного шара – где-то более, а где-то менее успешно. Этот материал открывает новый цикл статей, в рамках которого мы будем коротко и доступно рассказывать о восприятии коррупции и опыте борьбы с ней в других странах. Сегодня речь пойдет о Турции.

В этой стране опыт борьбы с коррупцией насчитывает несколько сотен лет, так как она существовала фактически с момента основания Османской империи. С 16-го века сохранились и исторические «коррупционные свидетельства» — в частности, они касались махинаций с документами по земле. Стоит отметить, что наказания за нарушение закона в те времена были жесткими, если не сказать жестокими — провинившиеся могли лишиться как руки, так и жизни. Тем не менее к концу 18 коррупция разрослась до таких размеров, что встал вопрос о национальной безопасности. В 19 веке ситуацией активно пользовались Англия, Франция и даже Россия: в зависимости от щедрости представителей этих держав османские визири или министры иностранных дел склонялись в ту или иную сторону.

С появлением Турецкой республики ее первый президент Ататюрк прибегнул к реформам и даже репрессиям, чтобы обуздать коррупцию. Пожалуй, россиянам будет интересен опыт борьбы с этим видом преступлений в турецкой полиции – после реформ, проведенных Мустафой Кемалем, туда набрали деревенскую молодежь, поскольку считалось, что она более религиозная и сознательная. Разумеется, все новобранцы проходили специальную подготовку, во время которой им объясняли, что взятки – это плохо.

Реформы Ататюрка дали некоторый результат, но после его смерти в 1938 году все понемногу вернулось «на круги своя». К концу 20-го века коррупция в Турции стала обыденным явлением.

Очередная антикоррупционная кампания стартовала в Турции в 2005 году, когда был принят новый Уголовный Кодекс и закон о коррупции. Ее определение существовало и раньше – до 2005 года под коррупцией понималась ситуация, когда некий чиновник использует служебное положение для достижения незаконных целей с помощью своей власти. Но по новому закону слово «чиновник» было изменено на «общественный служащий», то есть, список лиц значительно расширился и включил всех людей, наделенных властью и получающих доходы из бюджета. Кроме того, в определение коррупции добавили слова об использовании служебного положения и ошибок других людей во вред интересам общества.

А через два года после принятия нового УК в закон о коррупции была внесена поправка, разрешающая населению делать денежные пожертвования, если необходимо ускорить бюрократические процедуры по какому-либо делу. Часть денег при этом идет в бюджет, а часть (в виде премии) перепадает тому самому общественному служащему, от которого зависит успех мероприятия. Размер указанного вознаграждения фиксирован, в 2007 он не должен был превышать четырех минимальных окладов.

Такую «легализацию взяток» можно отнести к особенностям турецкого менталитета, жизненных укладов и традиций. Как и другие коррупционные проявления: в стране существует большое количество кланов, религиозных братств и обществ, лидеры которых с помощью взяток и дорогих подарков продвигают своих сторонников на высокие должности, чтобы те лоббировали определенные интересы. Власти зачастую воспринимают такую ситуацию как нечто вполне естественное.

Вероятно, турецким менталитетом и объясняется тот факт, что по шкале Индекса восприятия коррупции Трансперенси-Интернешнл в 2013 году Турция получила 50 баллов – этот хороший результат среди стран Восточной Европы и Центральной Азии. Для сравнения: самые лучшие показатели у Дании и Новой Зеландии – 91 балл, Россия же получила всего 28 баллов.

Стоит отметить, что на сегодняшний день многие высшие должностные лица Турции так или иначе замешаны в крупных должностных скандалах. Относительно недавно мировая общественность обсуждала выложенные в интернете записи разговоров премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана с сыном – они якобы решали, как избавиться от огромных сумм денег. Впрочем, были и мнения, что это – политический заказ.

В декабре 2013 года свои посты покинули сразу три турецких министра, чьи сыновья были арестованы по обвинениям в коррупции. СМИ также сообщали, что в Стамбуле за взятки задержали более 50 высокопоставленных чиновников и их родственников. Месяцем позже турецкое правительство распорядилось отстранить от должностей более 300 сотрудников полиции, работавших в Анкаре. Решение об их увольнении связано с тем же коррупционным скандалом, и можно сделать вывод, что не все турецкие полицейские сегодня — «честные деревенские парни».

Что касается наказания за коррупцию, то руки и головы в Турции теперь не рубят, но могут лишить свободы. Согласно турецкому УК, за злоупотребление властью общественным служащим грозит тюремное заключение на срок 6 до 12 лет. Если чиновник использовал свою власть во вред кому-либо, то он может оказаться за решеткой на срок от 4 до 6 лет. А за использование с этой же целью ошибок других людей «светит» от 2 до 4 лет.

При подготовке текста использованы материалы Проектно-учебной лаборатории антикоррупционной политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

    +1 (голосов 1)

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»