«Россия может стать новым мировым центром работорговли»

Понедельник, 10 Февраль 2014
Олег Мельников, лидер столичной "Альтернативы"
Олег Мельников, лидер столичной "Альтернативы"

Освобождением невольников из трудового рабства занимаются преимущественно не полицейские, а добровольцы

На одной из ферм села Свободное Ростовской области волонтеры и казаки освободили из рабства 26-летнего жителя Волгограда Евгения Морозова.

В декабре прошлого года Евгений искал работу, на железнодорожном вокзале познакомился с молодыми людьми, предложившими ему заработок. Отправились в кафе выпить чай, после чего Евгений оказался на какой-то ферме, как попал туда — не помнит.

Впоследствии освобожденный из неволи, рассказал, что на ферму периодически привозили и других невольников, устраивали показательные избиения, дабы другим «неповадно было» отказываться от непосильного труда. Ферма, по всей видимости, стала перевалочным пунктом, откуда людей отправляли в северо-кавказские республики.
Волонтеры и родственники освобожденного сообщили, что полицейские длительный период времени отказывались принимать заявление об исчезновении Морозова. А когда, наконец, приняли, искать пропавшего не стали.

Лидер столичного молодежного движения «Альтернатива», специализирующегося на освобождении людей из рабства, Олег Мельников рассказывает, что граждане (в том числе мигранты из сопредельных государств) превращаются в невольников прежде всего из-за бездействия ФМС и полиции. За 10 лет «эфэмэсники» и полицейские не сумели «узнать» о рабах, подвергавшихся избиениям и изнасилованиям в магазине «Продукты» на московской Новосибирской улице. Хотя местные жители неоднократно направляли заявления с просьбами проверить происходящее в этом магазине.

- В ОВД «Гольяново», по словам пленников, про их злоключения прекрасно знали. И, как можно предположить, неплохо на этом зарабатывали, — продолжает Олег.— Иначе трудно было бы объяснить факт существования в российской столице бизнеса супругов-рабовладельцев, купивших на прибыль от подневольного труда несколько продуктовых магазинов и квартир.

Надо отметить, невольничий рынок довольно активно развивается в нашей стране. Мужчин, похищенных в разных регионах, продают в Дагестане по 15 тысяч рублей. Девушки стоят дороже — до 150 тысяч. Невольники трудятся за еду и технический спирт, теряя волю и рассудок. Разыскивают и освобождают часть из них преимущественно добровольцы.
Вербуют будущих рабов и в других странах: Узбекистане, Казахстане, Таджикистане, Киргизии. Обещают достойные деньги за работу в магазинах, на стройках, в других местах. После приезда в российские города, в том числе Москву, у них отнимают документы и принуждают работать за гроши, а то и вовсе безвозмездно, как это произошло с невольницами из магазина на Новосибирской улице. Эти женщины попали в ужасную ситуацию – мало того, что их лишили всех прав, так еще насиловали, а затем отнимали рожденных вследствие насилия детей. Позднее сообщали, что новорожденных отвезли на родину, где они умерли. Но их наверняка отправили на черный рынок «живого товара».

— Ситуация, и вправду, кошмарная!
А какими способами участники движения освобождают людей из рабства?

- Некоторое время назад мы предприняли вылазку в Дагестан с целью освобождения хотя бы нескольких невольников, похищенных в других субъектах страны. Столкнувшись с ними, пришли в ужас: хозяева уничтожили в них все человеческое. Удалось спасти пять человек – троих мужчин и двух девушек. Последних, проживавших в одном из небольших городков, пригласили на работу в столичное кафе «Макдональдс». В Москве сообщили, что нужно пройти стажировку, усадили в автомобили, которые докатили их до Дагестана. Там несчастных вынудили заниматься проституцией. Обращаться в полицию было бесполезноМы представились клиентами, оставили за них залог и увезли домой. Мужчин отбивали так: приходили к их хозяевам толпой, громко выкрикивали фамилии известных чиновников и отнимали невольников.

Мужчин там используют для работы на кирпичных заводах, на возведении особняков и для выпаса овец. Надо отметить, что многие жители Дагестана негативно относятся к этому явлению и сообщают общественным организациям о местах, где используется рабский труд.

Три года назад ООН насчитала в мире 12 миллионов рабов. На долю России, если верить отчетам нашего МВД, приходилось всего двести тысяч. По мнению правозащитников — эту цифру надо было умножить в три раза. А потом еще применить повышающий коэффициент. Число рабов с каждым годом только растет.

Адвокат с десятилетним стажем оперативно-следственной работы Алексей Доронкин говорит, что полицейские не желают заниматься раскрытием преступлений такого характера и по иной причине: они очень труднораскрываемые.

- Доказать факт продажи человека практически невозможно. Рабовладелец, конечно же, не признается в том, что купил для себя раба. И вербовщик не признается, что получил за передачу невольника деньги, - комментирует ситуацию адвокат.
- Положим, оперативники и следователи не желают этим «заморачиваться», но полицейское руководство осведомлено: проблема рабства в стране крайне серьезная.
- Конечно, осведомлено.
- Отчего же не подстегивает подчиненных?
- Можно лишь предполагать, по каким причинам оно этого не делает…

В пресс-службе МВД РФ корреспонденту «Антикоррупционного журнала» не сообщили о количестве возбужденных уголовных дел по статье 127 УК РФ «Торговля людьми». Отсутствует 127-я и в многочисленных статотчетах, размешенных на сайте ведомства. Не содержится информация об этом и в отчете начальника ГУ МВД по городу Москве Анатолия Якунина.

Один из последних, освобожденных участниками «Альтернативы» из трудового рабства, – 23-летний Евгений Скородумов. Бывшего воспитанника детского дома в 2009 году пригасили поработать в Волгоградской области на обработке картофельных полей. Юноша согласился, и после прибытия на место трудовой деятельности оказался в рабстве.

eugen skorodumov

- Трудился каждый день, платили только едой, — рассказывает освобожденный. – Через три года сумел сбежать. Ловил на трассе автомобили. «Добрый» водитель остановившегося микроавтобуса… снова отвез меня в рабство. На другое место – в Ростовскую область. Там заставили пасти овец. Затем отправили в Дагестан. И там пас овец. Просил отпустить домой. Получал ответ: «Найдем другого работника – сразу отпустим». Мне удалось связаться с Олегом Мельниковым. Он и его товарищи приехали и вызволили меня. 

Россия может стать новым мировым центром работорговли. Адвокат, бывший следователь Следственного комитета при МВД РФ Владимир Жеребенков говорит, что освобожденным невольникам законодательство предоставляет возможность потребовать от бизнесменов-рабовладельцев компенсацию морального ущерба:

«Но лишь в случае, если суд признал работодателя виновным в использовании рабского труда. Однако до судов, из-за труднодоказуемости, доходят лишь единицы таких дел. Да и мигранты не станут обращаться за компенсациями оттого, что многие из них находятся на нелегальном положении и не хотят покидать нашу страну. Жители российских регионов, вызволенные из «трудового рабства», тоже вряд ли пойдут в суды. У них нет для этого времени – нужно зарабатывать деньги для содержания семей. Как побороть проблему использования принудительного труда? Ужесточать ответственность для излишне жадных предпринимателей и сокращать приток мигрантов. Освободится внушительное количество рабочих мест для нашего населения, повысится размер заработков. Но законодатели отчего-то не озабочены решением этой серьезнейшей проблемой».

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»