Разговоры о табаке и антитабаке

Четверг, 10 Январь 2013

14 декабря Госдума приняла в первом чтении законопроект «Об охране здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака». Это проект, как и ряд его аналогов (в том числе более мягкий проект депутата Митрофанова) стал яблоком раздора между многими группами.

Согласно пояснительной записке, законопроект разработан в целях совершенствования законодательства в сфере охраны здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака и направлен на законодательное закрепление системы мер, препятствующих распространению потребления табака в Российской Федерации, включая меры защиты некурящих граждан от пассивного курения, и меры, имеющие целью уменьшение уровня вредного воздействия потребления табака на самих курящих.

Законопроект в качестве своей цели имеет также установление норм, способствующих имплементации норм международного права в российскую правовую систему. Федеральным законом от 24.04.2008 № 51-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака» было признано действие норм Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака от 21 мая 2003 года (далее – РКБТ ВОЗ) на территории Российской Федерации, однако действующий в настоящее время Федеральный закон от 10.07.2001 № 87-ФЗ «Об ограничении курения табака» не содержит механизмов, достаточных для их реализации.

Среди многих недостатков законопроекта остановлюсь на следующих:

  1. Пункт 8 ст.10 законопроекта предусматривает «ограничение оптовой и розничной торговли табачной продукцией и табачными изделиями». Одновременно, ст.18 законопроекта, посвященная мерам по ограничению оптовой и розничной торговли и табачной продукцией и табачными изделиями, не содержит ни одного ограничения, которое бы распространялась на сферу оптовой торговли. Кроме этого, введение ограничений на оптовую торговлю табачной продукцией не следует ни из норм РКБТ ВОЗ, ни из Руководящих принципов, выработанных рабочей группой стран-участниц Конвенции.
  2. Введение дифференцированных требований к торговым объектам в разных муниципальных образованиях (городских и сельских поселениях) вступает в конфликт с п.8 ст.4 и ч.1 ст.15 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» в части принятия государственными органами решений, которые могут негативно повлиять на деятельность малого и среднего предпринимательства. Так, установление «50 и 25-метрового» ограничения площади торговых объектов выходят за пределы самого предмета законопроекта. В сельской местности нельзя продавать табачную продукцию в помещениях менее 25 кв. м, если же таковых нет, то возможна развозная торговля. Интересно, где разработчики законопроекта видели супермаркеты в деревнях. Нельзя не согласиться с мнением некоторых, что вредное воздействие табачного изделия не зависит от того, в каком торговом объекте оно приобретено. Более того, введение данной нормы приведет к серьезным экономическим и социальным последствиям, создавая необоснованное конкурентное преимущество для крупных торговых сетей. Таким образом, сети смогут диктовать свои условия, получив преимущественное право продажи сигарет, а рентабельность киосков заметно снизится.
  3. Пунктом 8 ч.1 ст.15 законопроекта одновременно предусматривается запрет на спонсорство со стороны табачных организаций, так и любой их вклад в организацию, и проведение любых акций в сфере образования, физкультуры и спорта. Под последним понимается благотворительная деятельность, которая регулируется Федеральным законом о 11.08.1995 № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности». В США и в других странах табачные производители много внимание и средств выделяют медицинским и образовательным программам. В отсутствии в ст. 15 исчерпывающего перечня запретов в области рекламы и стимулирования продажи табачной продукции и четкого разграничения между разрешенной благотворительной и иной деятельностью повлечет за собой широкое усмотрения чиновников и будет основой для коррупционных проявлений.
  4. Согласно ч. 4 и 5 ст. 18 законопроекта предлагается запретить розничную торговлю табачной продукцией с выкладкой и демонстрацией табачной продукции в торговом объекте, а информацию о товаре доводить до покупателя посредством прейскуранта. Однако данные положения законопроекта требуют приведения в соответствие с нормами ГК РФ, федеральными законами «О защите прав потребителей», «О защите конкуренции», «О техническом регулировании», «Технический регламент на табачную продукцию».

Я сам не курю, но в этом законопроекте, который признается, как один из самых жестких в мире, есть перегибы. Курение на улице при наших зимах будет способствовать росту числа простудных заболеваний, что выгодно лишь фармакологическим производителям. Кроме этого, благая цель законопроекта как отказ от курения напоминает выказывание М. Твена «Бросить курить легко. Я сам бросал раз сто». Но и тут данный факт выгоден фармкомпаниям: борьба с курением повышает спрос на продукцию фармацевтических компаний, связанную с лечением табачной зависимости. Не зря, по данным РБК, в подготовке законопроекта, подготовленного еще при Т. Голиковой Минздравсоцразвитием, участвовали специалисты фармкомпании Pfize.

Поэтому, если быть предельно точным, то оказывается, что нет особый разницы между покупкой сигарет и пилюлями от табака: и то и то стоит деньги и оказывает влияние на организм человека, но первая покупка может приносить удовольствие, а другая будет стигматизировать тебя как больного.

Денис Примаков

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»