Почему не ищут погромщиков?

Вторник, 15 Апрель 2014
Изображение с dalwe.ru
Изображение с dalwe.ru

Персонал образовательного детского центра для детей-инвалидов жалуется на отказ полицейских искать неизвестных, перебивших все окна в здании учреждения.

Нападению центр подвергся, по словам его директора Екатерины Павловой, ночью 14 марта. Пятеро неизвестных в масках пробрались на крыльцо, позвонили внутрь и, убедившись, что помещениях никого нет, начали крушить окна. В руках у погромщиков были разломанные куски тротуарной плитки.

- Их действия запечатлела видеокамера наблюдения: отчетливо видно, что бесчинствуют не подростки-хулиганы, а взрослые подготовленные люди, — рассказывает Павлова. – К нам со всей области и из Москвы привозят деток с различными тяжелыми заболеваниями: ДЦП, аутизмом, Синдромом Дауна, задержкой психического развития… Несколько дней, пока пытались привести в порядок окна, в помещениях было холодно, дуло.

Детский центр открылся в 2009 году. Имеет разрешения от СЭС, МЧС и лицензию на образовательную деятельность. Персонал, отмечает директор, работает ежедневно по 15, а порой по 18 часов.

Родители, продолжает Павлова, возят детей на циклы операций, в основном, в другие страны, а затемна реабилитацию в центр.

- На индивидуальные занятия к нам приводят и тех ребятишек, которые не способны говорить, и гиперактивных, и не способных слушать, — свидетельствует директор центра.— За последний год у десятерых детей были сняты официальные диагнозы. Один из них — врожденный аутизм.
Подобных центров в регионе – единицы, это вам и другие специалисты подтвердят. Но, как бы там ни было, нападение на такое учреждение –варварский акт. А полиция отказывает нам в помощи.

Сотрудники центра говорят, что шокированы как нападением на заведение, так и нежеланием правоохранителей проводить расследование: «Неужели наших стражей порядка окончательно поразила «эпидемия» равнодушия? Ведь дело касается тяжелобольных ребятишек!

Мы отправляли заявления в прокуратуру Мытищ, в областную прокуратуру, но, как говорится, ни ответа, ни привета. А ведь имеется и видеозапись, и куски тротуарной плитки, которые по сей день храним в багажнике автомобиля. Никого это не интересует.

Правда, приходил несколько дней назад участковый полицейский, посмотрел видео с камеры наблюдения, сказал, что изображение расплывчатое, а злоумышленников, в любом случае, найти невозможно. Вскоре вынес предварительное решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту хулиганства».

Персонал центра написал губернатору области Андрею Воробьеву. Сотрудники говорят, что на местную власть уже не надеются. «Просим о помощи, а в ответ – тишина, словно мы никто и ничто. Нас попросту игнорируют»,— свидетельствует одна из педагогов детского учреждения.

Педагоги и воспитатели рассказывают, что примерно два месяца назад к ним обратились местные авторитеты, предложили содействие в охране центра. Однако директор от их «поддержки» отказалась.

В Мытищинской городской прокуратуре и прокуратуре Московской области не прокомментировали отсутствие реакции на обращение сотрудников детского центра. В Межмуниципальном управлении МВД России «Мытищинское» сказали, что при наличии более конкретных фактов, возможно, возбудят уголовное дело.

Доктор юридических наук, адвокат, бывший следователь Следственного комитета при МВД РФ Владимир Жеребенков констатирует: ситуация, к сожалению, традиционная для нашей страны.

- В январе текущего года экс-начальник столичного уголовного розыска Александр Трушкин рассказал, что московская полиция «крышует» нелегальный бизнес и содействует криминальным структурам, — говорит адвокат.— По его словам, при планировке оперативных мероприятий информация часто «утекала» и операции срывались. Он, будучи начальником угрозыска, установил, что сотрудники полиции «курируют» в том числе серьезные ОПГ, которые угоняют дорогие иномарки. Ни одна из таких преступных групп в Москве не была задержана. Создавалась видимость работы и задерживалась всякая мелочь. По его утверждению, находятся под полицейскими также проституция и наркопритоны.

Неудивительно, что персонал детского центра столкнулся с нежеланием полицейских ввязываться в «авторитетное» дело.

Главная проблема в борьбе с коррупцией в России — клановость. Поражена ей и система МВД. В советский период и даже в 1990-е годы такое явление в ней отсутствовало. А сейчас приезжает руководитель из другого региона, увольняет всеми правдами и неправдами местных сотрудников, а на их места приводит своих земляков.

В октябре прошлого года Владимир Путин озвучил мысль о том, что мало в стране сажают за коррупционные преступления. Но откуда взяться «посадкам»? Правоохранители делают статистику на взяткодателях, которых провоцируют дать мелкую взятку — от 100 до 1000 рублей — инспектору ДПС, чиновнику, педагогу.

У нас, в сравнении с европейскими странами, самое строгое наказание за коррупцию. При этом за последние три года присяжные не рассматривали дела такого характера.

Добиться справедливости, например, принудить полицейских к возбуждению уголовного дела – задача не из легких. Помочь могут либо влиятельные адвокаты, либо широкая общественная огласка. В современных российских условиях, увы, иначе никак.

Сотрудники детского центра из Мытищ все же не окончательно утратили веру в справедливость. «Надеемся, в ближайшее время полицейские придут за кусками тротуарной плитки»,— говорят они.

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»