Отделы полиции проверены, МВД получит рекомендации общественников

Понедельник, 05 Май 2014

В России завершилась акция общественного контроля работы полиции «Декада проверки отделений». Она проводилась Объединенной группой общественного наблюдения при содействии международного Молодежного правозащитного движения, Московской Хельсинской группы и других общественных организаций. Активисты проверили отделения полиции в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, Воронеже, Белгороде, Йошкар-Оле, Кирове, Мурманске, Уфе, Тюмени, Томске, Владимире и других городах страны.

Основное внимание было уделено следующим аспектам функционирования отделений полиции: простота нахождения (наличие указателей и т. д.); доступность (возможность свободно войти); внутреннее информационное обеспечение отделения (наличие корректно оформленного информационного стенда, контактов горячей линии для жалоб на сотрудников полиции, правозащитных организаций и др.); осведомленность сотрудников полиции в вопросе прав задержанных, а также технические и административные возможности для реализации прав задержанных в отделениях.

Активисты особо отмечают, что сама «Декада являлась формой гражданского исследования и ни в коей мере не относилась ни к каким формам политической или протестной активности».

Объединенная группа общественного наблюдения выявила определенные недостатки работы полицейских по названным критериям в некоторых отделах. В Москве, где были проверены 17 отделов полиции, наблюдатели побывали в Зюзино, Северное Чертаново, Алексеевском и Останкинском районах, Дорогомилово, Филевском парке, Обручевском, Черемушках, Мещанском, Якиманке, Хамовниках, Арбатском, Сокольниках, Красносельском, Замоскворечье, Китай-городе и Крылатском.

Так, проверенные отделы сильно различаются по степени открытости и доступности для граждан. Указатели на пути к отделению удалось обнаружить лишь в одном случае из 16. Доступ на территорию отдела на всех КПП проверяющих просили предъявить документы, удостоверяющие личность, а также в некоторых отделах осуществляли досмотр сумок. Многие полицейские затруднялись назвать основания для своих действий. Кроме этого, у нескольких сотрудников в 5 отделах отсутствовали нагрудные знаки.

Особое внимание активисты обратили на отсутствие информации о правах задержанных: она не была отражена на стендах ни в одном из отделов полиции. Однако, по словам сотрудников четырех отделов, эта информация у них находится в закрытой части для задержанных. Сотрудники ряда отделов объяснили, что предоставляют гражданам всю необходимую информацию в устной форме и в дублировании этой информации на стенде необходимости не видят. В целом, универсальный подход к предоставлению информации о правах задержанных отсутствует, также как наглядность и следовательно доступность ее предоставления для граждан. Гораздо лучше обстоит ситуация с размещением номеров телефонов в помощь задержанным: практически во всех отделах присутствуют контакты Общественного совета при ГУВД Москвы, Общественной наблюдательной комиссии, «телефоны доверия», прокуратуры и др. Правда, наблюдатели отмечают, что таких телефонов было даже слишком много, так что не сразу удавалось отыскать нужный номер.

При изучении стендов наблюдатели обнаружили, что в некоторых отделах полиции информация о пропавших без вести и разыскиваемых по подозрению в совершении преступлений смешана. Когда она публикуется на одном стенде с надписью «Разыскиваются», остается ощущение, что полиция всех, чья фотографии есть на стенде, разыскивает как преступников. Кроме того, в информации о разыскиваемых публикуются их персональные данные — место регистрации или проживания.

Опросы сотрудников полиции помогли выявить еще несколько интересных особенностей. Чаще всего задержанные могут реализовать свое право на звонок, воспользовавшись городским телефоном в отделе (или даже мобильным телефоном полицейских в одном из отделов). Однако в некоторых отделах звонки можно делать только на городские номера, а для звонков на мобильные есть сложности, а где-то задержанным предлагают звонить с личного телефона. Почти во всех проверенных отделах задержанным предоставляют сухой паек и постельные принадлежности. Переводчика при необходимости вызывают из определенного бюро переводов, иногда сложности возникают с тем, что, по словам полицейских, денег на оплату услуги перевода по административным делам в бюджете у них нет и они ищут переводчика своими силами. В нескольких отделах сотрудники говорят, что они вообще не работают с иностранными гражданами.

В ходе мониторинга в одном из отделов наблюдатели обнаружили трех задержанных, которые находились в одноместной камере и, по их словам, спали на скамейке по очереди. Дежурный отделения также сказал, что порой в камеру помещают до 30 человек. По факту увиденного наблюдатели обратились в полицию и передали информацию членам Общественной наблюдательной комиссии Москвы с просьбой провести проверку.

В Санкт-Петербурге активистами было проинспектировано около 20 отделений полиции в Василеостровском, Петроградском и Красногвардейском районах, а также ещё одно отделение — во Всеволожске. В двух отделениях полиции в Петроградском районе по прошлогодним рекомендациям были установлены пандусы, обеспечивающие доступ в участок маломобильным группам населения. Свободный доступ в туалет посетителям обеспечен только в одном из всех проинспектированных участков, в остальных вход осуществляется «по кнопкам» через дежурного или его сложно найти.

В столице Зимних Олимпийских игр 2014 – Сочи и соседнем Адлере гражданские активисты посетили отделы полиции на транспорте. Сотрудники управления МВД показали места для приёма граждан, оформления и содержания задержанных. В дежурной части на вокзале ст. Сочи по периметру и внутри на ст. Сочи установлено более 150 камер, на ст. Адлер более 300. В обоих отделах для установления личности гражданина теперь не проводят дактилоскопию с применением чернил, а сканируют с применением аппарата «Папилон». На одном из участников мониторинга успешно испытали работу этого аппарата и установили личность без предъявления паспорта.

Кроме позитивных сторон работы отделов полиции были и те, которые активисты рекомендуют исправить. В частности, возникли вопросы относительно доступности отделов полиции. Войти в них свободно не представляется возможным — активистов встречали закрытые железные двери, а внутрь пройти возможно было только после предъявления паспортов и прохождения через рамки металлодетектора. Преодолеть пороги на входах в отделы человеку, передвигающемуся на коляске, будет проблематично. Также такие категории граждан не смогут воспользоваться туалетной комнатой, которая не приспособлена для них. Она недоступна и для других граждан находящихся в отделениях.

Для приёма заявления имелись стенды с образцами, порядке принятия и рассмотрения заявлений, имена и контакты руководства ЛУВД на транспорте. На ст. Сочи для заявителей есть стол и стул с канцелярией, а на ст. Адлер такого места не оказалось.

Наблюдатели обратили внимание, что для оформления задержанных имеются отдельные помещения, но в них нет стендов с информацией о правах задержанных, номеров «телефонов доверия», представителей организаций принимающих жалобы на неправомерные действия сотрудников полиции. Вместо «телефона доверия» имелся только телефон службы внутренней безопасности ЛУВД на транспорте, но из сложного сокращения названия этой службы гражданин не сможет разобраться, что именно туда он может обратиться с жалобой.

Сомнения в соответствии требованиям норм международного права вызвали места содержания задержанных, где нет доступа дневного света, а есть только тусклый свет от ламп, по словам полицейского на ст. Адлер, не выключающегося никогда. В камере этого отдела наблюдатели также обратили внимание на неприятный запах.

Что касается условий работы самих полицейских, то на вопрос о нагрузке они отвечали, что в результате сокращения на них возложили больше обязанностей по работе, а это отразилось на её качестве. В отделе полиции на ст. Сочи имелась комната для отдыха сотрудников, а на ст. Адлер работники «отдыхают» в помещении дежурной части.
В Мурманске так же проверяли работу линейного отдела полиции, находящегося на территории железнодорожного вокзала. Правозащитники сообщают, что он в целом соответствует нормам и стандартам законодательства, однако некоторые недочеты все же имеются – как и во всей стране, в Мурманске существует проблема с «безбарьерной средой» и доступом инвалидов в здания органов власти, отмечают в ОГОН.

Сами сотрудники органов внутренних дел в целом довольно лояльно отнеслись к общественным проверкам отделов полиции, но случались и некоторые эксцессы. В Москве активистам удалось пройти внутрь всех отделов, никаких серьезных проблем при этом не возникло. Подавляющее большинство сотрудников полиции, с которыми наблюдатели общались, были вежливы и корректны. Также отдельно стоит отметить открытость и желание сотрудничать со стороны департамента по связям с общественность ГУВД Москвы: его представители посетили инструктаж для проверяющих и побывали в двух отделах полиции вместе с наблюдателями, также высказав готовность рассматривать рекомендации по итогам мониторинга, сообщили в ОГОН.

А в Санкт-Петербурге, несмотря на уведомление, которое было заранее направлено организаторами в ГУ МВД, в некоторых отделениях у инспекторов требовали на входе паспорт, мотивируя это тем, что это режимные объекты. В одном из отделений Василеостровского района дежурные и вовсе попытались задержать инспекторов при попытке сфотографировать информационный стенд (полицейские предположили, что к ним пришли украинские террористы).

Активисты ОГОН так же сообщают в Твиттере, что в Карачаево-Черкесии в отделения полиции общественников пустили только после прочтения факса Московской Хельсинской группы к министру МВД республики.
А вот в Мурманске, напротив, общественных проверяющих сопровождал представитель руководства ГУВД и сотрудники пресс-службы ведомства, поэтому препятствий для посещений отделов полиции не возникало.

Мы отмечаем некоторые недостатки в работе отделений полиции, но целью мониторинга не является их специальный поиск,— говорит один из организаторов ДПО, со-координатор Объединенной Группы Общественного Наблюдения Александр Друк.— Ценность данного мониторинга в том, что любые граждане могут посмотреть как работает отделение полиции и пообщаться с сотрудниками, таким образом, осуществляя гражданский контроль за деятельность правоохранительных органов. В этой ситуации, с одной стороны, нам важно повышение доверия к государственной структуре, которая занимается обеспечением безопасности граждан, а с другой — содействие в решении проблем, которые возникают в этой сфере. Мы положительно относимся к открытости МВД для подобного рода исследований и к их готовности вести диалог, который так важен для позитивных изменений.

Уже в мае организаторы ДПО планируют презентовать собранные результаты и рекомендации по улучшению работы отделов по итогам исследования и предложить обсуждение их представителям МВД. Подводя предварительные итоги наблюдений, активисты отмечают, что большинство рекомендаций, разработанных ими ранее по итогам предыдущих проверок по-прежнему актуальны. Поэтому первостепенной задачей будет придумать стимул для сотрудников полиции воплотить рекомендации в жизнь. Важно, чтобы открытость полиции не ограничивалась их гостеприимством в Дни Проверки Отделений, а была неотъемлемой характеристикой деятельности всех полицейских.

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»