Неделя: наказание для коррупционеров — смягчить нельзя ужесточить

Четверг, 25 Декабрь 2014

Несмотря на то, что идею введения уголовной ответственности за незаконное обогащение чиновников с подачи ФБК подержали 100 тысяч россиян, в Минюсте считают, что в ней нет нужды, потому что эти нормы уже закреплены в антикоррупционном законе. Такой ответ получил «Интерфакс» на просьбу разъяснить правовой статус 20-й статьи Конвенции ООН против коррупции, которая предусматривает наказание за увеличение активов публичного должностного лица, не соответствующее его законным доходам и не имеющее разумного обоснования. В пресс-службе Минюста сообщили, что указанная статья носит диспозитивный характер, то есть, государства-участники сами определяются относительно путей ее реализации с учетом своих конституций. В России же ее положения реализуются в соответствии с ФЗ от 3 декабря 2012 года № 230 «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих госдолжности, и иных лиц, их доходам». В любом случае, инициатива ФБК будет рассмотрена экспертной рабочей группой федерального уровня. Это случится в течение двух месяцев.

При этом не только Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального требует ратифицировать 20-ю статью. Официальный сайт «Справедливой России» опубликовал заявление лидера партии Сергея Миронова. Ему, судя по всему, не нравится, что «лавры» достаются активистам ФБК: «Результат сбора подписей меня ничуть не удивил, поскольку эта идея отвечает настроениям наших граждан. И я, и мои товарищи по «Справедливой России» тоже разделяем мнение о том, что статья 20 должна быть ратифицирована. Так почему же я пишу в кавычках: «инициатива Алексея Навального»? Да потому, что в данном случае это – не инициатива, а повторение нашего справороссовского требования, с которым мы выступаем уже несколько лет…». Миронов отметил, что справедливороссы продолжат работу, направленную на ратификацию указанной статьи Конвенции ООН.

В то же время в Госдуму были внесены поправки к президентскому законопроекту о наказании за коррупционные преступления. Напомним, он предусматривает снижение минимальной кратности штрафа за коррупционные преступления небольшой тяжести. Помимо этого, УК может быть дополнен альтернативными наказаниями — например, исправительными работами или штрафом. Поправки, которые внес депутат от «ЕР» Рафаэль Марданшин, дополняют меры наказания за коммерческий подкуп фиксированным штрафом и исправительными работами. «Если мы рассматриваем возможность снижения сумм штрафов и дополнение положений УК РФ альтернативными видами наказания за коррупционные преступления, значит, имеет смысл пересмотреть и меры наказания за аналогичные преступления в предпринимательской сфере», — цитирует Марданшина «Парламентская газета».

А вот сенаторы предлагают ужесточить наказание для коррумпированных чиновников, исключив возможность условного лишения свободы. Об этом рассказывает сайт «Вместе-РФ». Такой вопрос обсуждался во вторник на заседании Координационного совета при председателе Совета Федерации. Прозвучало, что в прошлом году около половины всех осужденных взяточников избежали тюремного заключения, получив лишь условный срок. Поэтому и поступило предложение внести изменение в УК. «Что произойдет? Мы просто чуть-чуть подправим закон. Тем самым любой коррупционер автоматически будет на определенный срок оказываться в местах лишения свободы»,— пояснил зампредседателя комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Константин Добрынин.

Регионы тем временем сообщают о своей борьбе с коррупцией. В городе Гусь-Хрустальный Владимирской области, например, вчера суд вынес приговор бывшему начальнику регистрационно-экзаменационного отделения ГИБДД местной полиции Дмитрию Сырцову. 42-летнего майора в отставке признали виновным в получении взятки и служебном подлоге. Как сообщает «Комсомольская правда» со ссылкой на Следственный комитет, Сырцов «помогал» за вознаграждение получать права без экзаменов, по крайней мере в течение 2013 года. Насколько он обогатился — издание не уточняет, но суд приговорил его к 3,5 годам лишения свободы условно со штрафом в размере 250 тысяч рублей. Кроме того, документы, полученные незаконным способом, у владельцев автомобилей были изъяты.

В Саратове к 10 месяцам лишения свободы был приговорен продавец арбузов Шахверди Исаев. По сообщению сайта «Новости саратовской губернии», последний пытался подкупить полицейского. Суть дела заключалась в том, что Исаев самовольно занял земельный участок, где и расположил торговую точку по продаже овощей и бахчевых культур. А когда правоохранители, выявив этот факт, решили оштрафовать продавца, тот хотел откупиться суммой в 2 тысячи рублей. Стоит заметить, что ранее продавец арбузов уже привлекался к уголовной ответственности за совершение аналогичного преступления, потому теперь отправится в колонию-поселение и заплатит штраф в размере 20 тысяч рублей.

А в Челябинске на 2 месяца арестовали бывшего директора Усть-Катавского вагоностроительного завода Павла Абрамова. По данным портала Челябинск.Ру, его обвиняют в злоупотреблениях полномочиями. По версии следствия, Абрамов, будучи топ-менеджером предприятия, заключил эксклюзивный договор с аффилированным юрлицом из Москвы, учредителем которого являлся его заместитель. Завод несколько лет продавал свою продукцию по цене ниже себестоимости организации, которая и реализовывала трамвайные вагоны конечным потребителям, накручивая изрядную маржу. По предварительным подсчетам, предприятие потеряло более 180 миллионов рублей.

Изображение ФБК

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»