Конвенция Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию

Понедельник, 10 Декабрь 2012

Конвенция (CETS No.: 174) разработана в рамках Совета Европы и открыта для подписания с 4 ноября 1999г. Вступила в силу 1 ноября 2003 года, после ее ратификации 14 государствами.

Статус в России: не подписана и не ратифицирована.

Конвенция устанавливает общие правила гражданско-правового и гражданско-процессуального характера в сфере борьбы с коррупцией. Это первый такого рода международный договор о коррупции.

В преамбуле Конвенции подчеркнуто, что коррупция представляет собой серьезную угрозу верховенству закона, демократии и правам человека, равенству и социальной справедливости; затрудняет экономическое развитие и угрожает надлежащему и справедливому функционированию рыночной экономики.

Отмечены вредные финансовые последствия коррупции для частных лиц, компаний и государств, а также для международных институтов. Указана важность вклада гражданского права в борьбу с коррупцией, в частности в сфере обеспечения возможности лицам, понесшим ущерб, получить справедливую компенсацию.

Согласно Конвенции, «Каждая Сторона предусматривает в своем национальном законодательстве эффективные средства правовой защиты для лиц, понесших ущерб в результате актов коррупции, позволяющие им защищать свои права и интересы, включая возможность возмещения убытков» (ст. 1).

Текст Конвенции на английском языке

Текст Конвенции на русском языке

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»