История антикоррупционной экспертизы в России

Пятница, 02 Ноябрь 2012

Интервью с Георгием Александровичем Сатаровым, Президентом Фонда прикладных политических исследований «ИНДЕМ»

Через год после переизбрания Президентом России Б. Ельцина по заказу Совета по внешней и оборонной политике началась подготовка аналитических материалов по проблеме коррупции в России. И уже в 1998 году появился совместный доклад Совета и Регионального общественного фонда «Информатика для демократии» (Фонд ИНДЕМ): «Россия и коррупция: кто кого» .

Основная цель этого доклада — описать коррупцию в России как социально-экономическое явление. Авторы попытались очертить возможные направления и подходы к борьбе с этим явлением в России. Именно в этом докладе впервые говорилось о необходимости проведения антикоррупционной экспертизы законодательных актов. Через год после публикации доклада появился первый «заказ» на проведение антикоррупционной экспертизы от ассоциации нотариусов.

Именно тогда по инициативе Национального антикоррупционного комитета (НАК) совместно с Фондом ИНДЕМ была проведена антикоррупционная экспертиза Проекта Кодекса об административных правонарушениях (КоАП). И уже весной 2000 года перед его первым чтением в Государственной Думе было распространено заявление НАК, в котором предлагалось отклонить Проект КоАП и отправить его на коренную переработку. Эксперты отмечали тогда, что подавляющее число норм законопроекта сохраняли или создавали условия для коррупции.

Ниже приводится краткое описание основных выводов, к которым пришли авторы проведенной антикоррупционной экспертизы.

1. Отмечалось, что законопроект содержит ничем не обоснованные и полностью неоправданные низшие и высшие пределы наказания (так называемые «вилки»).

Эти «вилки» имелись в каждой статье Кодекса в главах с 5 по 21 включительно. Наиболее примечательный пример — статья 19.8 «Непредоставление ходатайств, заявлений, сведений в антимонопольный орган». Санкция за нарушение этой статьи предусматривала штраф от 500 до 5000 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ). Таким образом, верхний предел штрафа оказался в 10 раз больше нижнего! При этом было непонятно, какие именно обстоятельства совершения данного правонарушения необходимо учитывать при наложении санкции и определения конкретного размера штрафа.

2. Эксперты также отмечали, что во многих статьях проекта Кодекса была прописана возможность наложения альтернативного административного взыскания.

Чаще всего это альтернативное наказание появлялось в главах 8, 12, 16. Например, за нарушение статьи 12.28 было предусмотрено наложение административного штрафа в размере от 15 до 25 МРОТ с лишением права управления транспортными средствами на срок от года до полутора лет или без такового. За нарушение статьи 16.1 – наложение административного штрафа в размере от 0,5 до 3 размеров стоимости товаров-объектов правонарушения, с их конфискацией или без таковой, с конфискацией товаров и транспортных средств, являвшихся орудиями правонарушения, либо с конфискацией непосредственных объектов правонарушения. За нарушение статьи 8.19 – наложение административного штрафа в размере от 150 до 200 МРОТ с конфискацией судна, летательного аппарата и иных орудий совершения правонарушения или без таковой. Очевидно, что во всех перечисленных случаях выбор наказания оставался за каждым конкретным чиновником, что создавало базу для договорных отношений между ним и правонарушителем.

3. Еще одно замечание - совпадение составов административных правонарушений и уголовных преступлений.

Так, на момент проведения экспертизы около 25 составов административных правонарушений в той или иной степени совпадали с составами преступлений. Например, статья 14.7 КоАП «Обман потребителей» полностью дублировала статью 200 Уголовного Кодекса (УК РФ), а первый пункт статьи 14.12 КоАП «Фиктивное или преднамеренное банкротство» предусматривает состав правонарушения, аналогичный составу преступления, изложенному в статье 197 УК РФ.

Особое внимание эксперты уделили тем нормам Проекта КоАП, которые содержали в себе все три варианта коррупциогенности.

Например, санкция по первой части статьи 8.37 «Нарушение правил пользования объектами животного мира» предполагала наложение административного штрафа в размере от 5 до 10 МРОТ с конфискацией орудий охоты или без таковой и с лишением права охоты на срок до двух лет или без такового; при этом состав данного правонарушения аналогичен составу преступления, указанному в первой части статьи 258 УК РФ.

Общее стремление декриминализировать некоторые составы преступлений и предоставить возможность не привлекать человека к уголовной ответственности было понятно. Но именно эти благие намерения при недостаточной проработке открыли для коррупции новые возможности. Наличие «параллельных» составов нарушений в КоАП и УК РФ при высоком уровне коррумпированности госаппарата, в том числе и правоохранительных органов, означало следующее: «по договоренности» можно было перевести ответственность из уголовной в административную. Безусловно, учитывать тяжесть нарушения и его последствий необходимо и прогрессивно, но сделать это можно было посредством изменения УК РФ и Уголовно-процессуального кодекса.

4. Наконец, «слабым местом» с точки зрения коррупциогенности оказался и сам порядок наложения административных взысканий.

Так, согласно пункту второму статьи 23.1 «Непредставление в военный комиссариат или в иной орган, осуществляющий воинский учет, списков граждан, подлежащих первоначальной постановке на воинский учет» целый ряд дел об административных правонарушениях рассматривался в случаях, если орган, в который поступило дело о таком правонарушении, передавал его на рассмотрение судье.

Но что должно значит это «если»? Ведь тем самым конкретный чиновник получил дополнительные возможности для вступления в «договорные отношения», так как мог припугнуть нарушителя не только значительными для него санкциями, но и долгой судебной процедурой.

Кроме того, в соответствии с частью первой статьи 27.14 «Арест товаров, транспортных средств и иных вещей» товары, транспортные средства и иные вещи, на которые был наложен арест, могли храниться должностным лицом, а могли быть переданы на ответственное хранение иным лицам, назначенным должностным лицом, наложившим арест. Тем самым нарушитель нес дополнительные расходы в виде возможной платы за хранение.

Очевидно, что впервые проведенная антикоррупционная экспертиза выявила целый комплекс «слабых мест» принимавшегося КоАП и доказала свою необходимость и эффективность. Именно тогда формировалась методика, которая впоследствии была доработана в Центре стратегических разработок под руководством В. Южакова и легла в основу Первой методики проведения антикоррупционной экспертизы, на основе которой сегодня проводится большая часть экспертиз.

    +2 (голосов 2)

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»