Две Кореи – две большие разницы

Вторник, 08 Июль 2014
Flickr|iweatherman
Flickr|iweatherman

Несмотря на непростые отношения межу Северной и Южной Кореей, о коррупции в этих странах мы расскажем в одном материале – все-таки прошлое у них общее. Хотя если говорить о восприятии этого явления населением, то тут различия существенные. Согласно индексу восприятия коррупции за 2013 год, составленным «Трансперенси Интернешнл», Южная Корея в рейтинге стран находится на 46 месте, а КНДРна последнем, 175, вместе с Сомали и Афганистаном. Напомним — чем выше место в этом рейтинге, тем менее коррумпированным считает себя общество.

Если рассуждать о коррупционных традициях Южной Кореи, то часть живущего там населения исповедует конфуцианство, а эта модель поведения предполагает установление неформальных связей. Потому значительное количество южнокорейских коррупционных схем – это не просто разовая передача конверта с деньгами, а постоянная «кампания» по прикармливанию нужного чиновника в обмен на его расположение. В итоге последний не имеет морального права отказать в какой-либо «просьбе» тому, кто регулярно делает ему подарки.

При этом в коррупционных делах львиная доля общественного презрения достается не взяткодателю, а взяткополучателю – тоже, по сложившейся традиции. Известны случаи, когда взяткодателей освобождали от ответственности (допустим, бизнесменов, которые важны для развития экономики), а взяткополучатели (например, чиновники) несли суровое наказание.

Зачастую обвинения в коррупции используются в Южной Корее как способы политической борьбы. Пресса называет некого политика преступником еще до вынесения приговора, общественное мнение складывается соответствующее… И практика показывает, что «накопать» обвинения на то или иное официальное лицо не так уж и сложно. А вот если чиновник, обвиненный в коррупции, заканчивает жизнь самоубийством, то он как бы перечеркивает все обвинения в свой адрес или в адрес своей семьи, потому что «искупил вину кровью». Именно поэтому подобные финалы у коррупционных скандалов в Южной Корее – не редкость.

Если говорить о мерах борьбы с коррупцией, то эксперты, во-первых, говорят про онлайновую систему контроля за рассмотрением заявлений граждан чиновниками. У госслужащих таким образом просто не остается возможностей для коррупционных «маневров». Во-вторых, заслуживает внимания закон «О борьбе с коррупцией», который был принят более десяти лет назад. Согласно ему, главный антикоррупционный орган страны – комитет по аудиту и инспекции – обязан расследовать все без исключения заявления о коррупции, поступающие от совершеннолетних граждан.

В Северной Корее до последнего времени о коррупции было известно мало – в условиях жесткой тоталитарной системы и жесткого контроля для коррупционных схем банально не находилось места. Хотя бы потому, что коррупционеру при таких условиях просто не представлялось возможности реализовать «награбленное» (россияне наверняка вспомнят про миллионера Корейко из «Золотого Теленка»).
Ситуация изменилась после структурного и энергетического кризиса второй половины 90-х. В итоге страна оказалась в сложном положении, в нем же она и находится сейчас. И теперь, как отмечают эксперты, многие северные корейцы просто вынуждены руководствоваться принципом «хочешь жить – умей вертеться». В результате общий уровень коррупции в Северной Корее значительно возрос.

Причем речь идет не только о росте коррупции на бытовом уровне. В конце прошлого года федеральные СМИ рассказывали, что в КНДР казнили дядю лидера страны Ким Чен Ына – его обвинили в коррупции (а вместе с тем в наркомании, разврате и попытке вооруженного захвата власти). И хотя в данном случае, вероятно, имеет место борьба за власть, все это наверняка сказывается на восприятии коррупции обществом. Напомним, в самом начале этого материала мы писали – ИВК в Северной Корее зашкаливает, и ниже в рейтинге стран опускаться попросту некуда.

При подготовке текста использованы материалы Проектно-учебной лаборатории антикоррупционной политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»