Дагестан: распилы под грохот зачисток

Четверг, 23 Октябрь 2014

Особенности национальной коррупции: войны кланов и связи с бандитским подпольем

На прошлой неделе Советский районный суд Махачкалы отстранил от должности главу Дербентского района Дагестана Курбана Курбанова. Курбанов находится под домашним арестом: он подозревается в превышении должностных полномочий. Следствие и региональная Счетная палата утверждают, что глава муниципалитета незаконно предоставлял местным жителям земельные участки, находящиеся в республиканской собственности. Курбанов говорит, что действовал в рамках закона, и земля на самом деле принадлежит муниципалитету.
За этой, казалось бы, локальной историей, наблюдает сейчас, похоже, весь Дагестан. Все знают, что речь идет не о банальном злоупотреблении Курбанова, а о его противоборстве с главой республики Рамазаном Абдулатиповым, который пообещал убрать Курбанова из глав. Некоторые, впрочем, смотрят шире. Местные кланы ведут войну за власть, говорят они.

Власть по наследству

О зашкаливающем уровне коррупции в Дагестане в последние годы не сообщал только самый ленивый из настоящих и самозваных экспертов по Кавказу. У коррупции здесь свои, местные особенности.

«Не секрет, что дагестанская элита представляет собой определенное закрытое образование, обновляемое только за счет наследственных и родственных связей. Одни и те же семьи многими десятилетиями руководят районами и ведомствами, по сути превратив их в наследственную монархию»,— говорит руководитель аналитического агентства Alte et Certe Андрей Епифанцев.

По его словам, назначение Кремлем в феврале 2013 года главой республики Рамазана Абудлатипова — в недавнем прошлом министра, члена Совета Федерации и Депутата Госдумы — как раз и предполагало разрушение этой монархии. По мнению Епифанцева, назначение Абдулатипова виделось многими как передача республики под контроль человеку, который был бы одновременно и местным, знающим специфику региона, и ставленником Кремля, равноудаленным от всех и не имеющим ни перед кем личных обязательств.

«Существовали значительные ожидания того, что он сможет оздоровить ситуацию в республике, на первом этапе даже не столько в экономике, сколько в борьбе с коррупцией и в разрушении клановой системы, опутавшей Дагестан, как спрут, и не дающей ему развиваться»,— утверждает эксперт.

Зачистки большие и малые

С назначением Абдулатипова в Дагестане действительно начались отставки и даже «посадки». Практически одновременно с его вступлением в должность по решению суда в Москве был заключен под стражу вице-премьер республики Магомедгусен Насрутдинов, задержанный по подозрению в мошенничестве, связанном с незаконным оформлением в собственность местных газовых сетей.

Опрошенные сайтом «Кавказский узел» эксперты разошлись во мнениях о деле Насрутдинова. Например, генеральный директор Кавказского центра проектных решений Денис Соколов счел его одним из эпизодов передела собственности и сфер влияния, который начался в Дагестане после назначения главой республики Абдулатипова.

А вот главный редактор дагестанской газеты «Настоящее время» Милрад Фатуллаев заявил, что уголовное преследование Насрутдинова — пример реализации планов главы Дагестана по «очищению власти»: «верхушка постепенно зачищается. Сразу убрать все крупные фигуры невозможно, это происходит поэтапно. Сначала перемещают, потом понижают, потом закрывают».

Далее началась реформа правительства, последовали новые отставки. Силовые и надзорные ведомства начали проверки многих как республиканских, так и федеральных структур Дагестана. Проверяли Пенсионный фонд, Росреестр и другие ведомства.

Впрочем, уже через год правления Абдулатипова наблюдатели начали с разочарованием отмечать, что декларированное им «очищение власти» носит, в основном, косметический характер: многие, лишившиеся своих постов чиновники были переназначены на другие, не менее «хлебные» должности.

Зато была сменена почти треть глав муниципалитетов и лишились своих должностей и 32 главврача медучреждений республики. Увольнять их пришлось, по словам Абдулатипова, чтобы вернуть доверие населения к местной системе здравоохранения, поскольку «в Дагестане сложилась традиция, что врачу обязательно надо дать взятку, даже когда не просят».

«Чтобы снять главного врача – это целая история. Вместе с министром здравоохранения республики мы наводим порядок. С точки зрения техники в Дагестане достаточный уровень, но люди потеряли доверие»,— рассказал глава Дагестана журналистам на пресс-конференции 17 сентября в Москве.

Были, конечно, дела и посерьезнее. Например, прокуратура Дагестана возбудила уголовное дело в отношении нескольких чиновников муниципальных казенных предприятий «Махачкаластройзаказчик» и «Комитет по строительству», которые, по версии следствия, заплатили за выполненную работу подрядчикам с 2010 по 2013 годы на 49,8 миллиона рублей больше реальной стоимости работ.

Закат клана Амировых

Но самым громким, стало, конечно, дело Саида Амирова, бывшего много лет бессменным мэром и хозяином Махачкалы, а ныне осужденного на 10 лет колонии строгого режима по обвинению в подготовке теракта. Как утверждало обвинение, Амиров с сообщниками намеревался использовать переносной зенитно-ракетный комплекс для покушения на своего политического конкурента, депутата Народного собрания Дагестана, управляющего отделением Пенсионного фонда республики Сайгида Муртазалиева. Самолет с Муртазалиевым якобы намеревались сбить из ПЗРК, а потом приписать преступление боевикам.

Здесь следует заметить, что коррупция в Дагестане тесно завязана не только на клановых интересах. Еще одна местная особенность — связи с бандподпольем. Здесь не редки случаи, когда занимающий важный государственный пост чиновник вдруг оказывается на скамье подсудимых по обвинению в бандитизме, похищениях людей и вымогательстве или пособничестве террористам.

- Экстремизм и коррупция связаны напрямую. Например, меня есть доказательства того, что коррупционеры завезли в Дагестан 200 вагонов спирта и раскидали их по подпольным цехам. 30% прибыли от их «бизнеса» пошло на экстремистскую деятельность. Но никто этого замечать не хочет: верхушки МВД и прокуратуры прикрывают друг друга. Законы РФ на территории Дагестана не работают,— рассказывал подполковник милиции Сулейман Абдуллаев на пресс-конференции «Дагестан: полиция в зоне конфликта. Взгляд изнутри», организованной в прошлом году Правозащитным центром «Мемориал».

О связях местной власти с вооруженным подпольем говорил, кстати, на своей пресс-конференции и глава региона.

«Власть порой заказывала у террористов, кого убрать, а они подсказывали, кого убрать с должности. Они работали как единый интернационал, и многие из них перебазировались в Турцию, другие страны и живут весьма не бедно», – заявил Абдулатипов.

Клан Амирова до недавнего времени был одним из мощнейших в республике. Старший сын Саида Амирова Магомед много лет был замом начальника управления судебного департамента при Верховном суде России в Дагестане, он депутат Народного Собрания Дагестана. Младший Далгат — главный судебный пристав республики.

Два племянника Амирова, Гасановы,— депутаты Госдумы. Еще один племянник, Юсуп Джапаров, был вице-мэром Каспийска, но был арестован по одному с дядей делу о незаконном обороте оружия и терроризме.

Сейчас клану приходится нелегко. В сентябре прошлого года МВД Дагестана сообщило о возбуждении дела в отношении чиновников махачкалинской администрации — они подозреваются в том, что по подложным документам оформили квартиры, построенные в зданиях детских садов и предназначавшиеся для ветеранам Великой Отечественной войны, на родственников Саида Амирова.

А сестра жены Амирова Перзият Багандова после его ареста лишилась должности секретаря махачкалинского отделения «Единой России».

Дело Амирова, впрочем, многим представляется неоднозначным. Адвокаты утверждают, что обвинение построено, в основном, на признательных показаниях бывшего помощника прокурора Кизляра Магомеда Абдулгалимова, который рассказал в суде, что Амиров обещал ему пост мэра Каспийска за содействие в приобретении ПЗРК. Защита также утверждает, что Абдулгалимов в период следствия подвергался избиениям и пыткам электротоком.

Восход клана Абдулатиповых?

Тем временем, в руководящих структурах Дагестана продолжаются ревизии и проверки, итогом которых становится, как правило, смена руководства. Так, 21 октября стало известно об увольнении по собственному желанию руководителя республиканского управления Росреестра Адама Амирилаева.

Это увольнение стало следствием проверок в Росреестре, считает обозреватель дагестанской газеты «Черновик» Магомед Магомедов.

Однако об «очищении власти» в Дагестане говорят сейчас, похоже, только в окружении его главы.

«Встав у руля республики, Абдулатипов принялся не разрушать клановую систему в целом, заменяя ее работающими государственными институтами, а активно строить свой собственный клан за счет многочисленных родственников, друзей и земляков, а также менять конкурирующие с ним кланы на другие — лояльные»,— утверждает Андрей Епифанцев.

Нынешней весной представители 15 общественных организаций, национальных общин и политических партий Дагестана обратились к президенту Путину с просьбой отправить Рамазана Абдулатипова в отставку. В своем обращении подписанты, в частности, заявили, что власть в республике «плавно трансформировалась из „левашинского“ клана Магомедовых (предыдущий глава Дагестана) в „тлярятинский“ клан Абдулатипова».

«Абдулатипов обещал омоложение власти – его не произошло. Якобы нет подготовленных кадров. Во втором эшелоне достаточно много квалифицированных и опытных работников, однако он никого оттуда не поднял. Зато все заметили, что вернулись люди с неоднозначной репутацией. Все обернулось переходом власти от одних групп к другим, которые временно потеряли какие-то должности, а теперь вернулись»,— считает Эдуард Уразаев, политический обозреватель газеты «Черновик», экс-министр по национальной политике республики.

Впрочем, глава республики и его сторонники убеждены, что подобные заявления – происки врагов государства и нападки маргинальной оппозиции. За время его правления в Дагестане резко вырос уровень доверия к региональным властям, заявил в сентябре Рамазан Абдулатипов: в 2012 году показатель доверия к органам власти был на уровне 12-15%, а в 2013 году вырос до 71-73%. А республика впервые вошла в число регионов с высокой эффективностью работы органов государственной власти.

 Справка

Дагестан вошел в тройку самых коррумпированных регионов в национальном рейтинге наиболее характерных и распространенных признаков коррумпированности в сфере госзакупок, составленном общественной организацией «Безопасное отечество». Выше в рейтинге – только Чечня и Чукотка.

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»