В Калининграде прокуратура проиграла суд по конфликту интересов семейного подряда Мухомор

freeimages.com
freeimages.com

Проигрышем прокуратуры Калининградской области закончился судебный процесс по делу первого заместителя мэра Калининграда Светланы Мухомор, уличенной в конфликте интересов со своим супругом Анатолием Мухомор. С 2010 года он возглавлял подконтрольное супруге муниципальное предприятие «КалининградГорТранс» и за это время «семейный подряд» не предпринял каких-либо действий для того, чтобы урегулировать свой конфликт интересов. Инициатором дела стал калининградский антикоррупционный центр «Трансперенси Интернешнл — Россия», подавший заявление в прокуратуру.

Однако судья Центрального районного суда Елена Тамбовская, в котором прокуратура пыталась добиться справедливости по привлечению Мухомор к ответственности, посчитала, что чиновники предприняли все необходимые меры. Вместе с тем, суд признал, что в должностном расположении между супругами Светланой и Анатолием Мухомор могла возникнуть ситуация конфликта интересов.

Так, например, в ходе судебного заседания были представлены документы, напрямую свидетельствующие о прямом проявлении конфликта интересов. Первый заместитель мэра Калининграда Светлана Мухомор в течении марта 2012 года успела вынести своему супругу дисциплинарное взыскание за неэффективный расход денежных средств предприятия и через несколько дней выписать ему денежную премию в размере 100% от оклада, словно супруг не совершал никаких дисциплинарных нарушений.

«Несмотря на то, в первой инстанции по делу Светланы Мухомор прокуратуре не удалось добиться победы, в судебном решении есть ряд интересных моментов, которые формируют судебную практику в сфере ответственности за коррупционные правонарушения. Во­-первых, суд признал, что „семейные подряды“, подобные „чиновничьему союзу“ Светланы и Анатолия Мухомор является конфликтом интересов, а не „семейной династией“ как заявлял последний. Во-­вторых, суд подтвердил проявление конфликта интересов в ее действиях, когда Светлана Мухомор одной рукой наказывала, а другой премировала своего супруга. Несмотря на весьма прочную позицию прокуратуры и подтверждение наличия конфликта интересов ­ суд вынес, на наш взгляд, достаточно странное решение. Возможно,эти моменты будут учтены при подаче органами прокуратуры апелляционного заявления в вышестоящий суд, — прокомментировал решение суда руководитель калининградского антикоррупционного центра „Трансперенси Интернешнл — Россия“ Илья Шуманов.— Одновременно, становится очевидно, что увольнение с должности первого заместителя главы администрации Светланы Мухомор во время судебного процесса, имеет прямое отношение к иску поданному органами прокуратуры. Задавать главе города Александру Ярошуку вопросы про кадровые перетурбации в отношении Светланы Мухомор, на мой взгляд, бесполезно. Тут в голову, приходит только одна поговорка: Ворон ворону глаз не выклюет. К счастью для Светланы Борисовны в суде не поднимался вопрос о том, что во время ее руководства администрацией там трудился некто Синюков А. Ю., неоднократно представлявший администрацию города Калининграда в судах и по совместительству являвшийся зятем Светланы Борисовны.»

Вместе с тем, эксперты центра «ТИ-Р» обнаружили в судебном решении ряд довольно странных способов трактования положений законодательства «О противодействии коррупции». Так, например, в судебном решении утверждается, что Светлана Мухомор выполнила требования закона, поскольку сама проинформировала о своем конфликте интересов специальную комиссию. Однако оба указанных эпизода не были инициативой Светланы Мухомор: в первом случае обращение в комиссию было сделано «задним числом», уже после реакции прокуратуры. Случая второго якобы признния Светланы Мухомор «по собственному желанию» и вовсе противоречит сам себе: на странице № 4 судебного решения утверждается, что инициатором также была прокуратура Калининградской области, а на странице № 9 судебного решения говорится, что это уже была инициатива самой чиновницы.

«По логике суда первой инстанции чиновник, выполнил свою обязанность в части недопущения любой возможности возникновения „конфликта интересов“ посредством того, что данный вопрос уже после актов реагирования прокуратуры неэффективно (как это определено судом) рассматривался работодателем, а сам чиновник, который должен быть уволен по статье „утрата доверия“, в это самое время трижды менял руководящие должности в пределах одного городского округа, ограничившись в итоге представительскими функциями. В данном случае, очень странно, что суд поддерживает „придуманные на ходу“ конструкции, очевидно направленные на уход от ответственности за коррупционные правонарушения, — полагает заместитель руководителя калининградского центра „ТИ-Р“ Игорь Сергеев.— Создается очень опасный прецедент – чиновник, если он угоден начальству, в принципе может вообще не реагировать на „конфликт интересов“, пока его не „поймают за хвост“ правоохранители, а после этого, так и быть, пишет уведомление на имя работодателя, чем снимает с себя ответственность, вроде как. Все это, на наш взгляд, несколько дискредитирует нормы, заложенные в статьях 10 и 11 „Закона о противодействии коррупции“».

Согласно внутренней инструкции прокуратуры РФ проигранные судебные дела должны оспариваться в судах вышестоящих инстанциях. С учетом выяленных разночтений, у прокуратуры Калининградской области еще есть шанс восстановить «справедливость» в деле Светланы Мухомор.

    0

Конкурс

yolkin-0

Инструкции по категориям



Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»