Почему полицейские равнодушны к жертвам коллекторского произвола

Четверг, 17 Апрель 2014
http://www.incred.ru/
http://www.incred.ru/

Граждане из разных регионов России жалуются на отказы правоохранительных органов принимать заявления об угрозах со стороны взыскателей долгов, даже несмотря на наличие аудиозаписей.

Пострадал от действий коллекторов даже известный портал «Правда.ру». Уже несколько месяцев он пытается привлечь к ответственности сотрудников одного из столичных коллекторских агентств, представители которого, по данным руководства сайта, беспрерывно звонили в редакцию и требовали предоставить контактные данные одной из бывших сотрудниц, якобы не выплачивающей кредит. Коллекторы угрожали представителям редакции, оскорбляли их. Между тем, экс-сотрудница кредиты никогда не получала.

Редакция обратилась в правоохранительные органы с заявлением, к которому приложила диск с записью телефонных переговоров. Однако полицейские по сей день категорически отказываются заниматься разбирательством.

В конце минувшего года депутаты Госдумы узаконили деятельность взыскателей долгов. Парламентарии решили не вводить большую часть ожидавшихся ограничений работы коллекторских агентств. В проекте из всех поправок остался только запрет беспокоить неплательщиков по ночам.

Прочие антиколлекторские поправки были отвергнуты. В частности, среди выпавших из документа норм фигурировало разрешение заемщику отказаться от прямого общения с коллекторами, либо снизить его частоту до одного раза в месяц.

Эксперты тогда отметили, что поправки в первоначальной форме могли ликвидировать бизнес коллекторов, работающих не только с физическими, но и с юридическими лицами.

После легализации, методы работы взыскателей долгов не изменились.

В начале текущего месяца из Северной столицы поступило известие о чудовищном случае. Ученица пятого класса, после неоднократных звонков коллекторов ее родителям, решилась на суицид и выпрыгнула из окна 10-го этажа. Об этом сообщили в СУ СК РФ по Санкт-Петербургу.
Школьница выжила, но с тяжелыми травмами оказалась в больнице.

По данным следствия, в квартиру, которую родители девочки снимают с декабря 2013 года, «многократно по стационарному телефону звонили представители различных коллекторских организаций, с требованиями о погашении сыном владельца квартиры имеющихся задолженностей».

По факту попытки суицида ребенка возбуждено уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства».

Действия взыскателей долгов и ранее приводили к трагичным последствиям.
Летом 2012 года 47-летняя москвичка свела счеты с жизнью из-за угроз коллекторов. К такому выводу пришло следствие, разбиравшееся в причинах ее самоубийства. Выяснилось, что на страшный шаг женщину толкнули беспрестанные звонки по телефону и визиты представителей коллекторского агентства. Взыскатели угрожали ей выселением из квартиры из-за долга по кредиту. Должница не знала, что ни они, ни даже банк не вправе этого сделать. Лишить жилья может только суд.

Беременная мать двоих детей из Екатеринбурга жалуется на нерасторопность полицейских, к которым она обратилась из-за угроз коллекторов изуродовать ее.

Попросившая отсрочку по микрокредиту екатеринбурженка, получила не «тайм-аут», а сообщение о том, что на ее лбу вырежут надпись «долг». А подъезд, где живет мать должницы, исписали краской.

Молодая мама рассказывает, что постоянно получает звонки с угрозами. Один из них она записала и обратилась в полицию. Там прослушав запись, воскликнули: «Ничего себе!», однако проводить разбирательство не спешат.
— Только обещаниями «кормят»: «Проводим проверку, проводим проверку». И так уже несколько недель,— сообщила женщина региональным журналистам. – А ко мне по-прежнему приходят амбалы с угрозами, звонки по телефону продолжаются. Что делать – ума не приложу! Одна надеждана помощь СМИ, общественную огласку.

Сопредседатель «Союза потребителей» Анатолий Голов считает, что банки сами должны заниматься взысканием долгов: «Коллекторы не утруждают себя в выборе методов взыскания денег. Полное отсутствие профессионализма и уважения к людям приводит к печальным последствиям.
Считаю, что необходимо ужесточить законодательство по отношению к коллекторам. Полиция, действительно, практически не реагирует на жалобы, поступающие на распоясавшихся взыскателей. Отвечает: «Вам еще не угрожали убийством? Убьют, тогда приходите». По каким причинам стражи порядка занимают такую позицию? Несложно догадаться».

Считает очевидной причину равнодушия полицейских к жертвам коллекторского произвола и адвокат, бывший следователь СК при МВД РФ Владимир Жеребенков: «Нечасто, но все же разоблачают правоохранителей, не желающих расследователь преступные деяния из корыстных побуждений. Увы, вся система защиты порядка поражена этими недугами – корыстью и равнодушием. И ее реформа ситуацию не изменила, напротив, усугубила. Ушло много профессиональных кадров.
Имеется ли выход? На мой взгляд, он – единственный: широкая общественная огласка с помощью СМИ. Только таким способом можно принудить полицейских к исполнению своих прямых обязанностей».

Депутат Госдумы Виктор Климов говорит, что осенью прошлого предложил законопроект, ставящий деятельность коллекторов в определенные рамки: «Главной задачей является социализация деятельности по взысканию задолженности. Мы предлагали наложить на работу взыскателей ограничения. Несмотря на то, что их функционирование легализовали — такой вид деятельности нигде не прописан. И надзора за коллекторами не ведется.
Однако проект пока не получил поддержки».

    0

Конкурс

yolkin-0

Инструкции по категориям



Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»