Меры по борьбе с коррупцией в России названы неэффективными

Пятница, 29 Ноябрь 2013

Председатель Конституционного суда РФ назвал неэффективными меры по борьбе с коррупцией и незаконным обогащением в России. Как сообщает сайт РАПСИ, Валерий Зорькин завил об этом на открывшейся во вторник в МГУ международной научно-практической конференции «Конституционализм и правовая система России: итоги и перспективы».

«Вроде бы, меры  борьбы с этим бедствием принимаются, но результат пока явно неудовлетворительный»,— цитирует Зорькина издание. Он также отметил, что закон слишком мягок к совершившим преступления в сфере экономики и взяточничества.

Так, за первое полугодие этого года только 8% взяточников были осуждены к реальным срокам лишения свободы. Остальные должны уплатить назначенные судом штрафы — на общую сумму 20 миллиардов рублей, но не торопятся сделать это. Валерий Зорькин заявил, что реальная выплата таких штрафов составляет только 1% от присужденного. Ранее такие же показатели озвучивал глава администрации президента Сергей Иванов.

По мнению председателя Конституционного суда, одна из причин сложившейся ситуации заключается в том, что Россия не ратифицировала 20 статью Конвенции ООН против коррупции. Напомним, она вводит новый состав преступления — «незаконное обогащение», то есть, увеличение доходов чиновника, которое он не может разумным образом обосновать.

    0

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»