Денис Примаков: Концепция управляемой бюрократии

Суббота, 09 Март 2013

Росстат на прошлой неделе опубликовал справку о численности и оплате труда госслужащих федеральных органов (центральных аппаратов министерств и ведомств) за 2012 г. Среднемесячная зарплата госслужащих выросла за год на 15,3% и составила 72 100 рублей. Вслед за аппаратами Медведева и Путина, планку в сто тысяч рублей перевалила среднемесячная зарплата в Рособоронпоставке — 111 248 рублей (рост на 7,7%), в Спецстрое России — 104 170 рублей (рост на 67,9%), в Федеральном казначействе — 103 847 рублей (рост на 16,3%) и в МЧС — 102 063 рублей (рост на 29,8%).

Цифры может и верны, но отражают лишь среднюю величину, получаемую при сложении сумм заработной платы всех сотрудников от простых клерков до руководства. Это как средний градус по больнице в масштабах всей страны — где-то пациенты скончались, где-то совсем худо, но в целом — 36.6. На самом деле, зарплата чиновника, а точнее, его денежное содержание в силу ст. 50 Федерального закона «О государственной гражданской службе в РФ», состоит из месячного оклада гражданского служащего в соответствии с замещаемой им должностью гражданской службы (далее – должностной оклад) и месячного оклада гражданского служащего в соответствии с присвоенным ему классным чином гражданской службы (далее — оклад за классный чин), которые составляют оклад месячного денежного содержания гражданского служащего (далее – оклад денежного содержания), а также из ежемесячных и иных дополнительных выплат (далее – дополнительные выплаты).

Например, начальная зарплата служащего Федерального агентства по управлению государственным имуществом составляет 4 тысячи рублей. Даже если мы удвоим эту сумму, и прибавим полторы тысячи за сложность работы, то получим 9500 рублей. У тех сотрудников МИДа, которые сидят в Москве, составляет 18 тысяч рублей. Обратимся к судебной сфере: в новом суде по интеллектуальным правам, по словам председателя Новоселовой Л. А., зарплата консультантов суда не превышает 15 тысяч рублей. Это не говоря о служащих канцелярии, секретарей судебного заседания, у которых зарплаты еще ниже. Помощник депутата, получающий зарплату от Государственной Думы получает 21–25 тысяч рублей., а остальноеиз фонда депутата, у которого он работает. Правда, депутаты бывают разные, и кто-то не утруждает себя доплатами своим помощникам. Большие зарплаты в табелях обычно появляются у сотрудников, получающих премии и надбавки. Но премии обычно распределяются руководителем между теми, кто более всего предан и лоялен руководству. Другими словами, если сотрудникам «посоветуют» не ходить на митинги, то сотрудник идти не должен, если не хочет лишиться надбавки.

Именно здесь возникает опасность коррупционных проявлений. Допустим, вы знаете, что ваш начальник не очень чистоплотен, но вынуждены молчать, чтобы не сесть на «голую» зарплату, и это при самых благоприятных условиях. При менее благоприятных, вас просто могут уволить: причину всегда можно найти. Начальник чиновника также может попросить сотрудника поучаствовать в коррупционных действиях, то есть фактически вступить с ним в преступный сговор. От такого служащего напрасно ожидать независимости в принятии решений, а также честности и прозрачности его деятельности на службе.

Сейчас много говорят о коррупции в среде российских чиновников. Но мало кто упоминает про зарплаты обыкновенных госслужащих. Государство создает условия для существования некой корпоративной этики замалчивания, попустительства или покровительства. Неформальные правила превалируют не только в правоохранительной системе, но и везде, где от воли одного человека зависит выживаемость других.

Конвенция ООН против коррупции, направленная на снижение административной и властной коррупции, среди прочего уделяет внимание соответствующей не унижающей человеческое достоинство вознаграждению служащему, к которому государство и общество предъявляет высокие этические и профессиональные требования. В разъяснениях к абзацу «с» ч.1 ст. 7 Конвенции поясняется, что уровень оплаты и уровень определенности в отношении оплаты труда могут спровоцировать недопустимое поведение публичных должностных лиц, начиная с использования времени, предназначенного для исполнения служебных обязанностей, для занятия работой по совместительству и заканчивая склонностью к получению взяток. «Адекватное» вознаграждение означает, что ставки оплаты труда должны как минимум позволять публичным должностным лицам пользоваться денежными средствами, достаточными для покрытия связанных со стоимостью жизни расходов, соразмерных с их должностью и ответственностью и сопоставимых с аналогичными должностями в других секторах. «Государства-участники должны также обеспечивать, чтобы ставки оплаты труда были привязаны к продвижению по службе, уровням квалификации и возможностям карьерного роста. Метод установления тарифов оплаты труда в государственном секторе и критерии установления таких тарифов должны быть открытыми для широкой публики».

Но для описанной системы «круговой поруки» в России, высокие зарплаты для сотрудников могут стать проблемой для их руководства: чиновник, который уверен в завтрашнем дне, не будет себя компрометировать сомнительными поступками. А это приведет к усилению независимости отдельного чиновника при принятии решений по службе. Наверное, поэтому в результате была избрана концепция бюрократии, согласно которой лучше огромная армия безвольных чиновников, чем малая, но независимая группа профессионалов.

Эхо Москвы

    +1 (голосов 1)

Конкурс

yolkin-0

Приложения

Android app on Google Play

 
Вся представленная на сайте информация относительно персональных данных чиновников и депутатов была получена из открытых источников в СМИ до 1 октября 2013 г. АНО «Центр ТИ-Р» в своей деятельности строго следует конституционному принципу невмешательства в частную сферу жизни человека и подчиняется положениям ст.152.2 ГК РФ. При работе с информационными источниками АНО «Центр ТИ-Р» руководствуется нормой абз.2 п.1 ст.152.2 ГК РФ: «не является нарушением правил, установленных абз.1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле»